XXXII съезд СФИО в Мюлузе



На XXXII съезде СФИО в Мюлузе 9-12 июня левые элементы во главе с лидером федерации Сена Жиромский значительно активизировались, чему способствовали откол правого крыла («неосоциалистов») и неутешительное состояние дел партии, число членов которой заметно сократилось. Съезд одобрил политику сближения с СССР на международной арене в борьбе против агрессивных акций гитлеровцев, а внутри страны – создание «широкого народного движения в защиту демократических свобод, против экономических, политических и социальных последствий кризиса капитализма» К Тем самым было снято обычное для СФИО противопоставление единого фронта рабочего класса Народному фронту с участием средних слоев.

Радикалы очутились на распутье. Политика «национального единения», союза с правыми, игравшая на руку фашизму, все более явно изживала себя, грозя принести на предстоящих в 1936 г. парламентских выборах тяжелое поражение партии. Еще летом 1934 г. один из лидеров радикалов, Эмиль Рош, попытался выдвинуть половинчатое решение – сколотить центристский блок между единым фронтом ФКП – СФИО и крайне правыми при опоре на «неосоциалистов», реформистские профсоюзы, объединения бывших фронтовиков и прочие массовые непартийные ассоциации, чтобы приступить к постепенным, ограниченным реформам. Надеждам сторонников «третьего пути» в какой-то мере соответствовало правительство Фландена, где умеренные правоцентристские элементы (Демократический альянс) преобладали над оголтело-реакционными. Но падение этого кабинета после того, как все его попытки выйти из кризиса без прямой фашизации режима потерпели полную неудачу, предельно ясно показало полную несостоятельность любых промежуточных формул.





Левое крыло в лице «молодых радикалов» (Пьер Кот, Жан Зей) и отколовшаяся на Нантском съезде «партия Камилла Пельтана» Габриэля Кюдене решительно выступили в пользу контакта как с социалистами, так и с коммунистами. С ним поспешил солидаризироваться Эдуард Даладье, который не простил правым злобной кампании личных нападок против него в дни февральского путча и теперь надеялся взять реванш. 8 июня при голосовании чрезвычайных полномочий кабинета Лаваля большинство парламентской группы радикалов – 80 депутатов – предпочло воздержаться.

Примерно в это же время ЦК ФКП обратился к ПАК СФИО с предложением созвать 14 июля 1935 г. – в День взятия Бастилии – общефранцузский слет в защиту демократии. Эту идею подхватило движение «Амстердам – Плейель», которое выступило в роли центра внепарламентского сотрудничества как левых группировок, уже установивших между собой контакт в парламенте, так и массовых непартийных организаций антифашистского характера.

b-148

Соответствующее предложение было передано 19 июня председателями Лиги прав человека Виктором Башем и Комитета бдительности интеллигентов-антифашистов Полем Риве бюро партии радикалов «Молодые радикалы» немедленно поддержали его. 20 июня Э. Даладье принял участие в массовом митинге в зале Мютюалитэ вместе с М. Торезом и Л. Блюмом (хотя руководство радикалов заявило, что он действовал лишь от собственного имени). На митинге была образована временная комиссия по подготовке слета 14 июля. Обстановка внутри радикальной партии накалилась до предела, создав непосредственную угрозу раскола, гораздо более серьезного, нежели отход группы Кюдене осенью 1934 г.2 Опасаясь, что раскол нанесет смертельный удар влиянию радикалов в массах, решительно настроенных в пользу единства, председатель партии Эррио пошел на уступки: он в принципе поддержал, хотя и с рядом оговорок, проведение 14 июля манифестации в защиту республики.3 июля аналогичное заявление почти единогласно одобрил исполком партии.