Вторая сессия конференции по разоружению



Параллельно с Лозаннской конференцией в Женеве начала работу вторая сессия конференции по разоружению. Во время первой сессии в феврале, когда у власти во Франции стояли правые партии, Тардье, возглавлявший французскую делегацию, выдвинул проект создания в рамках Лиги наций «международной армии», которая располагала бы монополией на тяжелое вооружение (бомбардировочная авиация, дальнобойная артиллерия) и включала контингента из сухопутных сил стран-участниц. Эта армия призвана была якобы увеличить эффективность системы обязательного арбитража международных конфликтов и тем самым обеспечить безопасность как необходимое условие разоружения.

b-127





Авторы этого плана явно не рассчитывали на его успех. Они стремились лишь переложить ответственность за неминуемый провал конференции на других ее участников, придать своей позиции внешне «конструктивный» характер, а во внутриполитическом плане – сделать жест в адрес радикалов – сторонников Лиги наций, облегчив тем самым подготовку почвы для сближения их умеренного крыла с правыми.

После выборов 1932 г. и прихода к власти картелист-ского кабинета французскую делегацию в Женеве возглавил «независимый социалист» Жозеф Поль-Бонкур. Тем временем внутри Германии ситуация становилась все более грозной: на выборах рейхспрезидента 10 апреля Гитлер собрал 13 418 тыс. голосов, на июльских выборах в рейхстаг "нацистская партия получила 230 мест из 596. В августе правительство фон Папена заявило, что германская делегация отказывается от дальнейшего участия в Женевской конференции по разоружению до тех пор, пока за Германией не будет признано «равенство прав».

Это не могло не вызвать серьезной тревоги французского общественного мнения. Кабинет Эррио подвергался все более резкой критике как слева, со стороны коммунистов, социалистов и части радикалов, так и справа. Компромиссный проект, одобренный в Палате депутатов 430 голосами против 20 и представленный французской делегацией в Женеве в ноябре, не удовлетворил ни тех, ни других и был вскоре похоронен1. После напряженной дипломатической борьбы совещание пяти держав (Англии, Франции, Италии, Германии и США) в Женеве в декабре 1932 г. признало за Германией «право на равенство в вооружениях в рамках системы безопасности, равной для всех».

Между тем такая система, жизненно важная для Франции, отсутствовала: механизм Лиги наций наглядно продемонстрировал свое полное бессилие перед лицом японской агрессии против Китая и захвата Маньчжурии. Значительно обесценились и союзы Франции с восточноевропейскими странами: уже после подписания Локарн-ских соглашений, гарантировавших незыблемость только западных границ Германии, правящие круги Польши, государств Малой Антанты (Румыния, Югославия, Чехословакия) начали терять доверие к надежности обязательств Парижа и искать иных покровителей в лице Англии и фашистской Италии, влияние которой на Балканах неуклонно росло. Внешнеполитическая платформа партий левого центра оказывалась все более уязвимой для демагогических атак со стороны реакции, выступавшей под флагом национализма и стремившейся вбить клин между СФИО и радикалами, толкнув последних на отказ от Картеля, восстановление «концентрации», блока с правыми.