«Восточный Локарно»



С конца апреля 1934 г. Луи Барту приступил к осуществлению широкого политического замысла, известного под названием «восточного Локарно». Речь шла о том, чтобы консолидировать союзнические отношения Франции с Польшей и странами Малой Антанты – Чехословакией, Румынией, Югославией – путем заключения пакта о коллективной гарантии границ на востоке Европы, аналогичного Локарнским соглашениям 1925 г., при участии СССР, Англии, Германии, Италии, Бельгии. Страны-участницы должны были оказывать друг другу помощь, в том числе военную, в случае неспровоцированного нападения. Поскольку, однако, Англия не проявляла никакого желания участвовать в пакте, а присоединение Германии, не скрывавшей своей враждебности к территориальному «статус-кво» Версаля, заведомо отпадало, «восточное Локарно» сводилось прежде всего к прекращению политики изоляции СССР, проводившейся державами-победительницами в первой мировой войне на протяжении 15 лет. В сентябре 1934 г. по инициативе французской дипломатии 30 государств – членов Лиги наций обратились к Советскому правительству с приглашением вступить в Лигу и получили его согласие.

Однако планы Барту, положительно встреченные СССР, Чехословакией, Югославией и Румынией, натолкнулись на весьма холодный прием со стороны Польши, сдержанность Англии и враждебность Италии. В самой Франции прогресс единства левых сил после февральских событий 1934 г. вызвал тенденцию к далеко идущей переоценке внешнеполитических ценностей: часть правых группировок все более явно видела в фашистских диктатурах не столько угрозу, сколько пример для подражания, если не потенциальных союзников против «красной опасности». В то же время франко-советское сотрудничество рассматривалось ими как поощрение «большевистской пропаганды» во Франции. «…Мы договариваемся не с господином Литвиновым, а с Третьим Интернационалом… поощряя тем самым красную пропаганду», – пи-, сал в июле 1934 г. правый публицист Ле Гри в журнале «Ревю эбдомадэр».





b-134

Крайне правые газеты профашистского толка, тесно связанные с мятежными лигами, – «Аксьон франсэз», «Жур», «Кандид», «Же сюи парту», еженедельник «Ревю эбдомадэр» развернули самую ожесточенную кампанию против подписания, а затем ратификации франко-советского договора о взаимопомощи. Реакционный историк Жак Бэнвиль, всегда отличавшийся непримиримой враждебностью к немцам, впервые четко сформулировал основные тезисы будущих мюнхениев. Он утверждал, что франко-советский пакт подорвет возможности сотрудничества Франции с Италией и Англией, предостерегал против «ненадежности» советских обязательств, пугал читателя ростом угрозы войны в случае «окружения» Германии, наконец, недвусмысленно намекал на выгодность натравливания последней против СССР. Заявляя, что Франция должна остаться в стороне от конфликта между «германцами и славянами», Бэнвиль допускал возможность уступок Гитлеру за счет восточноевропейских стран, в частности Чехословакии. Уже упомянутый Ле Гри шел еще дальше, нагло утверждая, что единственным шансом спасения «западной цивилизации» от угрозы войны может быть только столкновение между «пангерманизмом и большевизмом»2.

На первых порах (1934-1935 гг.) такого рода провокационные позиции не разделялись «умеренными» консервативными группировками. Считая себя хозяевами положения после возврата к власти в результате капитуляции радикалов во время февральского политического кризиса 1934 г., они еще не опасались всерьез «красной опасности» внутри страны и поэтому не спешили полностью сбрасывать со счетов СССР в качестве противовеса Германии на международной арене, хотя продолжали относиться к франко-советскому сотрудничеству весьма настороженно и старались ограничить его возможно более узкими рамками. Так, например, официоз министерства иностранных дел «Тан» намекал весной 1935 года, что подготовлявшийся к подписанию договор с СССР представляет собой лишь дополнение к уставу Лиги наций и перестраховку, предотвращающую германо-советское сближение1. Группа наиболее последовательных правых националистов (Жорж Мандель, Эмиль Бюре, Пертинакс) отстаивала необходимость дополнения политического договора с Советским Союзом военной конвенцией.