Воссоединение ВКТ



b-93

Воссоединение ВКТ подняло на новый, гораздо более высокий уровень общую организованность французского пролетариата. Численность объединенных профсоюзов резко увеличилась – она достигла почти 5 млн. человек, в них впервые вступили представители многих категорий трудящихся, прежде весьма далеких от самой идеи коллективной защиты своих интересов. Успех июньских стачек, в ходе которых забастовочные комитеты стали, хотя и на короткое время, фактической властью на предприятиях, нанес сокрушительный удар по социальному престижу хозяев, воочию продемонстрировал возможность создания принципиально новой, революционной законности, идущей вразрез с нормами буржуазного права и способной рано или поздно поставить под вопрос частную собственность на средства производства. Создание института делегатов персонала, введение в практику системы коллективных договоров существенно изменили отношения между дирекцией и профсоюзами, которые почувствовали себя гораздо более уверенно и независимо. Повернуть вспять, ко временам «патернализма» – безраздельной диктатуры предпринимателей, смягчаемой лишь отдельными демагогическими жестами в адрес особо покорных, услужливых рабочих, большинство французской буржуазии оказалось не в состоянии даже после того, как им удалось добиться 10 лет спустя нового раскола ВКТ.





Народный фронт серьезно поколебал старую анархо-синдикалистскую догму «аполитичности профсоюзов». Бесчинства мятежных лиг в февральские дни 1934 г., пример гитлеровской Германии, фашистской Италии, где рабочий класс был загнан террором в корпоративные организации и лишен элементарных прав, послужили достаточно наглядными уроками старой истины, гласившей, что если профсоюзы не занимаются политикой, то политика рано или поздно начинает заниматься ими. Кроме того, значительное расширение вмешательства государства в экономику и социальные отношения, которым была отмечена вторая половина 30-х годов, заставляло трудящихся волей-неволей искать более эффективные инструменты нажима на него, в том числе в сфере политической борьбы, через левые партии и парламент.

Наконец (и это главное) эпоха Народного фронта стала важнейшим этапом в процессе превращения Французской коммунистической партии в самую массовую, мощную и динамичную политическую силу страны. ФКП смогла стать ею только благодаря тому, что коммунисты сумели добиться органического сочетания революционного марксизма-ленинизма с вековыми демократическими и национально-патриотическими традициями французского народа, ликвидировав (пусть временно) раскол рядов рабочего класса и найдя платформу для сотрудничества пролетариата с непролетарскими слоями города и деревни. Хотя в дальнейшем это сотрудничество не выдержало испытания временем, реакция уже не смогла отбросить ФКП на исходные рубежи 20-х и начала ЗОх годов. Отныне и навсегда ФКП стала важнейшим элементом политической жизни Франции.