Внутриполитические замыслы



b-157

Помимо общей классовой и политической солидарности с мятежниками по ту сторону Пиренеев в основе позиции французских правых партий лежали вполне определенные внутриполитические замыслы: «Нападая на испанских республиканцев, крайне правые целились в парижское правительство», – отмечал Эдуард Боннфу в «Политической истории Третьей республики». Деятель «Аксьон франсэз» Ле Гри утверждал, что победа республики в Испании равносильна торжеству коммунизма в Париже. Речь шла о том, чтобы вбить клин в ряды Народного фронта, противопоставив коммунистов социалистам и радикалам.





Хотя некоторые члены правительства (в частности, министр авиации Пьер Кот, народного образования Жан Зей, представлявшие левое крыло партии радикалов) выступали за продажу законному правительству Испанской республики вооружения, большинство министров, включая премьера Блюма и министра иностранных дел радикала Ивона Дельбоса, после известных колебаний высказались против. Они ссылались на позицию консервативного правительства Англии, непримиримо враждебного оказанию какой-либо поддержки испанским республиканцам, на опасность распространения пожара войны за Пиренеи, нежелание давать предлог Гитлеру и Муссолини для прямой интервенции в Испанию и т. д.

25 июля 1936 г. правительство Блюма приняло решение о соблюдении политики строгого нейтралитета и запрещении вывоза оружия в Испанию, предложив остальным странам принять на себя аналогичные обязательства. Большинство их, в том числе правительства Англии, Германии и Италии, дали свое согласие. СССР присоединился к декларации о нейтралитете при условии эффективного соблюдения ее всеми участниками1. 9 сентября в Лондоне начал свою работу Международный комитет по вопросам невмешательства в дела Испании. Так родилась лицемерная формула «невмешательства», избранная англо-французскими правящими кругами в качестве ширмы для удушения Испанской республики мятежниками при активной и все более расширявшейся помощи им со стороны фашистских диктаторов.

Поставив во главу угла дипломатической стратегии Кэ д’Орсэ сохранение любой ценой тесного контакта с Лондоном, министр иностранных дел радикал Ивон Дель-бос по сути дела стал покорным исполнителем директив британских консерваторов, не скрывавших своих симпатий к Франко. Более того, перечеркивая собственные выступления против политики Лаваля в абиссинском вопросе, Дельбос давал авансы Муссолини и выражал надежду на возможность обеспечить «гармонию» интересов Франции и Италии.

Как известно, Германия и Италия не только не прекратили поставки оружия Франко через территорию Португалии, но и направили в Испанию под видом «добровольцев» регулярные воинские соединения, численность которых достигала 100 тыс. человек. Германские и итальянские самолеты и суда активно участвовали в военных действиях на стороне мятежников. В таких условиях СССР потребовал восстановить право испанского правительства на закупку вооружения, указав, что в противном случае он будет считать себя связанным соглашением о невмешательстве не более чем другие участники. 18 ноября 1936 г. Германия и Италия официально признали де-юре мятежное правительство Франко, что окончательно превратило работу Комитета по невмешательству в фикцию.