Влияние правых элементов в рядах СФИО



b-161

В период промышленного подъема конца 20-х годов в рядах СФИО усилилось влияние правых элементов, чему способствовали объективные причины: распространение реформистских теорий «организованного капитализма» среди известной части рабочего класса, пользовавшейся плодами «процветания», рост удельного веса радикальной мелкой буржуазии, крестьянства в избирательной базе и парламентской группе партии, разрыв радикалов в 1929 г. с формулой «национального единения» Пуанкарэ и переход их в оппозицию, открывший перспективу восстановления па повой основе Картеля левых, наконец, сектантские ошибки группы Барбе – Се-лора, которые привели к падению влияния ФКП и ее изоляции. В таких условиях основной проблемой для большинства лидеров СФИО стала подготовка партии к прямому участию в левобуржуазных правительствах в союзе с радикалами.





Теоретическая база для данного течения была найдена в работах бельгийского правого социалиста Анри де Мана. В книге под выразительным заголовком «По ту сторону марксизма» де Май стремился прежде всего доказать, что миссия социализма состоит не столько в экономическом, сколько в психологическом и «морально-этическом» освобождении трудящихся, проповеди духа равенства, трудолюбия, международного братства. Далее он развивал мысль о том, что социализм должен иметь целью национализацию только высокомонополизи-рованного сектора промышленности, в то время как мелкие и средние предприятия могут продолжать свое существование под контролем государства в рамках планового хозяйства. Отсюда делался вывод о том, что носителем социалистических идеалов является не только и даже не столько рабочий класс, сколько средние слои. Указывая, наконец, на живучесть национального чувства, де Ман провозглашал необходимость «национального» социализма, опирающегося на аппарат авторитарного государства.

Концепции де Мана получили довольно значительный резонанс в руководящих кругах СФИО, где они нашли немало сторонников. Так, например, Андре Филип пытался примирить социализм с религией, подменяя исторический материализм «спиритуалистическим реализмом», Марсель Деа изображал картели и тресты фактором мира и т. д.