Ухудшение внутреннего финансового положения Франции



Резко ухудшилось и внутреннее финансовое положение Франции. Бюджетный дефицит, составивший в 1923 г. 10 млрд. франков, не мог более покрываться за счет выпуска казначейских бон, встревоженные держатели которых не желали возобновлять их по истечении срока: уплата процентов по государственным облигациям обесцененными франками толкала частный капитал на скупку преимущественно иностранных ценных бумаг. В условиях инфляционного роста цен промышленники спешили увеличить запасы сырья, что расширяло импорт, ухудшало платежный баланс и еще более способствовало падению курса франка.

b-78





Неуклонное разбухание бумажно-денежной массы в обращении в конце концов заставило правительство Пу-анкарэ прибегнуть к жестким мерам по завинчиванию налогового пресса: в марте 1924 г. министр финансов де Ластейри внес законопроект об увеличении всех налогов на 20% (le double decime). Кроме того, предполагалось ликвидировать государственную спичечную монополию, заменив ее косвенным налогом, и сократить число государственных служащих.

Этот крайне непопулярный проект ускорил коренную перестановку партийно-политических сил в парламенте и в стране, вызванную банкротством реакционной политики Национального блока.

Важнейшим фактором, подготовившим такую перестановку, явилась массовая кампания протеста против внешнеполитического курса финансовой олигархии, развернутая в 1921-1923 гг. молодой коммунистической партией. Французские коммунисты сумели разоблачить теснейшую взаимосвязь между агрессивной линией Национального блока на международной арене и его антинародными мероприятиями внутри страны: раздувание шовинизма, надежд на выход из финансовых трудностей за счет репараций имело целью оправдать гонку вооружений, покушения на парламентскую демократию и жизненные интересы трудящихся, репрессии против левых партий, профсоюзов, тогда как внешнеполитические авантюры, которые на деле лишь еще более усугубляли финансовый кризис, в свою очередь способствовали активизации крайне правых милитаристских элементов, изолировали страну и толкали Европу к пропасти новой войны.

По инициативе ФКП в стране возникла сеть комитетов действия для борьбы против военной угрозы, объединивших профсоюзы УВКТ, Федерацию коммунистической молодежи, Республиканскую ассоциацию бывших фронтовиков (АРАК) и другие прогрессивные организации. Эти комитеты, деятельность которых координировалась Национальным комитетом действия, стали организаторами выступлений резервистов против призыва в армию, антивоенных демонстраций ветеранов, наконец, волнений среди солдат

Следующим шагом явилось налаживание интернационального сотрудничества рабочего класса. С началом оккупации Рура французские коммунисты выступили в авангарде борьбы против нее. 17-18 марта 1923 г. во Франкфурте-на-Майне состоялась международная конференция, наметившая конкретные формы укрепления пролетарской солидарности, в том числе путем развертывания работы в частях оккупационной армии через газеты «Ля казерн», «Ле конскри», среди мобилизованных железнодорожников, а также организации братания французских солдат и немецких рабочих. Был избран Международный комитет действия во главе с К. Цеткин и А. Барбюсом. В Париже, Реймсе, Страсбурге, Марселе состоялись массовые митинги и демонстрации протеста против рурской авантюры. В Дортмунде, Дуйсбурге французские солдаты поддержали бастующих немецких рабочих.

Реакция бросила против ФКП весь аппарат полицейских репрессий. Были арестованы видные деятели УВКТ Гастон Монмуссо, Пьер Семар, секретарь Федерации коммунистической молодежи Габриель Пери, наконец, депутат-коммунист Марсель Кашен, лишенный правым большинством Палаты парламентской неприкосновенности. Правая печать развернула кампанию травли ФКП, обвинявшейся в «заговоре против безопасности государства». Воспользовавшись убийством анархистом одного из лидеров роялистской лиги «Аксьон франсэз», боевые отряды крайне правых группировок – «Королевские молодчики», «Гражданский союз» (созданный добровольцами из буржуазного студенчества, инженеров, техников, чиновников для организации штрейкбрехерства в ходе массовых забастовок первых послевоенных лет)-развернули при прямом поощрении властей террористическую деятельность, направленную против прогрессивных сил. Но в конечном итоге эта кампания позорно провалилась, лишь ускорив рост и сплочение рядов новой оппозиции.