Усилия по созданию единого фронта



8 апреля 1933 г. в Баньоле на массовом митинге против фашизма и войны, созванном по призыву Национального комитета Амстердамского движения, выступили ораторы-социалисты. Несколько дней спустя федерация СФИО департамента Вогезы пригласила коммунистов принять участие в ее съезде и изложить свои взгляды на проблему единого фронта. В июне некоторые активисты СФИО и ВКТ присутствовали в Парижском районе на митинге протеста против политики радикальных кабинетов, созванном ФКП и УВКТ. «Амстердамский конгресс пробил брешь в стене взаимного непонимания и враждебности, разделявшей прежде членов обеих партий», – писал впоследствии коммунист Жорж Коньо.

b-62





Прилагая основные усилия по созданию единого фронта рабочего класса снизу в ходе борьбы за конкретные требования трудящихся, считая, что без него любые верхушечные соглашения будут непрочными и недолговечными, коммунисты приходили к выводу, что рано или поздно на повестку дня выдвинется задача налаживания контакта также и с руководством социалистической партии. С 24 ноября 1922 г. до середины 1934 г. ЦК ФКП 26 раз официально обращался к СФИО с предложениями о тех или иных совместных действиях, неизменно получая отказ. Но содержание и форма таких обращений, точно так же как и ответов на них, постепенно эволюционировали. Если на первых порах предложения о сотрудничестве со стороны ФКП, заведомо обреченные на неудачу, преследовали прежде всего пропагандистские цели разоблачения раскольнической линии лидеров СФИО в глазах рядовых социалистов, то впоследствии, особенно в 1932-1933 гг., они становились все более деловыми. 2 декабря 1932 г. Морис Торез в речи, произнесенной на митинге в парижском зале Бюлье, отметил: «Мы хорошо понимаем, что рабочие-социалисты могут еще доверять своим руководителям» – и указал вместе с тем, что конечной целью ФКП является восстановление единства пролетариата как в профсоюзном, так и в политическом плане1. 6 марта 1933 г. компартия снова обратилась к СФИО с предложением разработать четкую программу совместных действий и создать смешанные комитеты в городских кварталах, на предприятиях, обязуясь прекратить всякую критику организаций социалистической партии, которые примут эти условия. Все это свидетельствовало о том, что почва для объединения левых сил к началу 1934 г. была уже в значительной мере подготовлена. Попытка фашистского путча лишь усилила тенденцию к единству, придав ей конкретные очертания.

Захват Гитлером власти в Германии, трагические уроки кровавого нацистского террора, активизация крайне правых мятежных лиг в самой Франции произвели на французскую общественность огромное впечатление. Это создало более благоприятные, чем когда-либо прежде, предпосылки для единства действий левых сил. Однако налаживание такого единства потребовало немалых усилий.