Тактика партии во время выборов



b-58

Наконец, нужно было определить позицию партии перед лицом различных политических группировок господствующего класса и, следовательно, тактику во время муниципальных, кантональных, парламентских выборов. Сохранять ли кандидатов ФКП во всех округах, независимо от шансов на избрание из чисто пропагандистских соображений, демонстрируя равно отрицательное отношение как к правым, так и к левым буржуазным группировкам, или, напротив, считать победу правых главной опасностью и соглашаться на снятие кандидатур ФКП в пользу других левых кандидатов, чтобы преградить дорогу оголтелой реакции? Первый вариант давал возможность выступать всегда под собственным знаменем, точно подсчитывать свои силы, «не пачкать рук» компромиссами с буржуазией. Но беда в том, что подобная позиция, безупречная в моральном отношении, давала порой весьма плачевные политические результаты – рабочие отказывались следовать призывам коммунистов и отдавали свои голоса социалистам или радикалам. Более того, лидеры последних получали возможность обвинять ФКП в расколе левых сил и оправдывать ссылками на высшие интересы демократии самые беспринципные сделки с правящим классом.





В свое время Энгельс предупреждал французских марксистов, что они должны относиться к вопросам предвыборной тактики с особой ответственностью, ибо парламентский режим имеет во Франции глубокие, прочные корни. «То, что у социалистов так мало голосов (о чем так сокрушается Лафарг), вполне естественно. Французский рабочий не бросает свой избирательный бюллетень на ветер. И так как во Франции еще существуют живые партии, а не только мертвые или умирающие, как в Германии, то было бы политически совершенно нецелесообразно голосовать за не имеющего никаких шансов социалиста, если из-за этого какой-нибудь радикал получит меньшинство, а оппортунист – большинство голосов. Выставление кандидатур для подсчета своих сил встречает во Франции большие трудности…». Отсюда Энгельс делал вывод о целесообразности временных предвыборных блоков с левобуржуазными партиями типа радикалов, но при условии, что распределение мест, за которые предстоит бороться сообща, было произведено соответственно действительному соотношению сил.

Но впоследствии в этом-то и заключалась главная трудность для французских коммунистов. Если непосредственно после Турского съезда за ФКП пошло большинство членов социалистической партии, а за СФИО – меньшинство, то затем соотношение сил между ними изменилось в пользу социалистов. Уже в 1921 -1926 гг. число членов ФКП сократилось со 130 тыс. до 50 тыс. В то время как численность компартии уменьшилась в 2,5 раза, число членов СФИО выросло вдвое – с 30 тыс. до 60 тыс. человек. В 1926-1930 гг. численность ФКП сократилась еще более – с 55 тыс. до 39 тыс., что усугублялось сильной текучестью (состав партии обновился более чем на 2/3), а СФИО выросла до 120 тыс.1 Аналогично изменялось соотношение сил между УВКТ и ВКТ.