Стачечные бои 1934-1935 гг



b-24

Однако логика классовых противоречий, неуклонно обострявшихся в стране, исключала движение вспять. Продолжение Фланденом антинародной программы «дефляции» в финансово-экономической области, начатой «декретами-законами» Думерга, попытки главы нового правительства упразднить право государственных служащих на забастовку, запретить продажу газет на улицах, а главное – любые уличные манифестации без предварительного разрешения властей под страхом роспуска участвующих в них организаций и привлечения к суду их руководителей вызвали резкое недовольство демократической общественности. Хотя формально проекты Фландена оправдывались ссылками на необходимость подавления мятежных лиг, растущая наглость последних говорила о том, что истинной мишенью запланированных мер являются левые силы, единственно способные дать действенный отпор фашистской угрозе.





Народный фронт, как ранее единый фронт рабочего класса, возник на гребне движения масс против бесчинств фашистских погромщиков и антинародной политики правоцентристских правительств, какой бы вывеской они ни прикрывались – «национального единения», «перемирия» или «республиканской концентрации». В конце 1934 – начале 1935 г. в стране не прекращались упорные стачечные бои: бастовали металлисты Северо-Востока (Валан-сьенн, Мобёж), рабочие арсеналов Бреста, Сент-Этьенна, Тулона, бумажники и печатники Гренобля, Лиона, текстильщики Роанна и т. д. В ходе стачек нередко происходили столкновения с полицией и войсками (Тулон, Мийо, Трис-Сен-Лежере). К рабочим все чаще присоединялись служащие почты, телеграфа, коммунального хозяйства, ремесленники, лавочники, протестовавшие против высоких налогов и тарифов на электроэнергию, газ, транспорт (в мае 1935 г. на митинге мелких торговцев в парижском зале Бюлье присутствовали 10 тыс. человек). Наконец, широкое движение развернулось среди крестьянства, особенно в юго-западных районах.

ФКП видела главную задачу момента в том, чтобы направить разрозненные проявления недовольства отдельных категорий трудящихся и представителей средних слоев, вызванные в большинстве случаев экономическими причинами, в антифашистско-демократическое русло, предотвратив использование их крайне правыми демагогами в своих целях. Для этого требовалось, с одной стороны, найти общий политический знаменатель разнообразным классовым силам оппозиции, дать конструктивную альтернативу реакционной политике кабинетов «национального единения» – достаточно умеренную, чтобы не отпугнуть мелкобуржуазные массы, и в то же время достаточно решительную, чтобы не разочаровать рабочий класс.