Социальные реформы Народного фронта



b-134

Однако завоевания в области заработной платы, закупочных цен, кредитных возможностей и т. п. оказались весьма недолговечными – их не замедлила свести на нет инфляция. Гораздо более прочными, по сути дела необратимыми явились социальные реформы Народного фронта: введение оплачиваемых отпусков, 40-часовой рабочей недели, института делегатов персонала на предприятиях. Эти реформы были не в силах отменить впоследствии даже самые реакционные правительства. Их влияние на психологию французских трудящихся было огромным.





Впервые за всю историю страны миллионы рабочих и служащих смогли вырваться летом из каменных мешков заводских кварталов, угрюмых фабричных цехов, открыв для себя красоты природы, морских побережий, ранее монополизированных «хозяевами жизни» – буржуазией. По инициативе министра Лео Лагранжа получил развитие молодежный туризм, спорт, возникли клубы молодежи («Оберж де ла жёнесс»). Завоеванный досуг расширил духовные горизонты рабочего класса, открыл пути к повышению его культурного уровня, а вместе с тем и политического самосознания.

С другой стороны, возможность приобщения к культуре отрезанных от нее прежде широких масс стало источником творческого вдохновения для передовых представителей французской интеллигенции. Как уже отмечалось, мировой экономический кризис резко сузил возможности применения не только физического, но и умственного труда, породив в сознании интеллигенции глубокие сомнения в справедливости и эффективности капитализма как системы. В январе 1935 г. премьер Фланден откровенно заявлял: «Мы наблюдаем интеллектуальное перепроизводство, внушающее такое же беспокойство, как и перепроизводство в промышленности или в сельском хозяйстве» Пафос борьбы за демократию, за мир, против мрачного варварства фашизма и войны, высокие идеалы служения народу привели под знамена Народного фронта, а затем и к идеям научного социализма многих выдающихся представителей литературы, искусства, науки.

До 1936 г. влияние марксизма на творческую и научную интеллигенцию во Франции оставалось весьма ограниченным – оно охватывало главным образом небольшую группу, созданную в 1932 г. вокруг журнала «Коммюн» Полем Вайян-Кутюрье, Леоном Муссинаком, Жаном Фревилем («Ассоциация революционных писателей и художников»), а также группу Поля Ланжевена в Физико-химическом институте, которая публиковала работы по марксистской философии естественных наук и пропагандировала достижения СССР2. После февральских событий 1934 г. прогрессивные БзГЛяДЬ! все шире распространялись в среде левой интеллигенции, в том числе даже католической, рупором которой служили журналы «Сет», «Вандреди», «Эспри». К Ассоциации, насчитывавшей в 1935 г. 550 членов, примкнули некоторые видные писатели, далекие от ФКП, – Андре Мальро, Андре Жид (вскоре отошедший вправо), Жан Жионо, Виктор Маргерит, Жюльен Бенда, Жан Генно. В 1935 г. под ее эгидой в Париже состоялся Всемирный конгресс защиты культуры.

Новый этап в этом процессе открыло создание двух массовых организаций, уже упоминавшихся выше,- движения «Амстердам – Плейель» и Комитета бдительности интеллигентов-антифашистов. Основателями первого явились в 1932-1933 гг. Ромен Роллан и Анри Бар-бюс, второго в 1934 г. – Поль Ланжевен, Поль Риве и Эмиль Шартье. Отличительной чертой этих организаций было создание ими сети низовых комитетов на местах. Пока левые партии были расколоты, объединения интеллигенции также действовали вразнобой – СФИО с неприкрытой враждебностью относилась к движению «Амстердам-Плейель», ФКП – с известным недоверием к Комитету бдительности. Впоследствии, однако, их деятельность приобрела координированный, согласованный характер.

Разумеется, масштабы подобной деятельности не следует преувеличивать. Большинство университетской профессуры, врачей, юристов, инженеров оставалось резко враждебным Народному фронту. В Сорбонне задавали тон монархические банды «Аксьон франсэз». Однако переход на сторону рабочего класса ряда выдающихся представителей творческой интеллигенции, опиравшихся на сочувствие широких кругов традиционно левого учительства, имел чрезвычайно большое политическое значение. Усилиями Ассоциации революционных писателей и художников совместно с объединенными профсоюзами ВКТ по всей стране была создана сеть домов культуры (число их членов достигало 96 тыс.), Народный театр, Народная музыкальная ассоциация, Академия живописи, рисунка и скульптуры, Рабочий университет, кружки и самодеятельные коллективы на крупных предприятиях, которые несли в массы прогрессивные идеи. Тем самым постепенно закладывались основы братского союза людей физического и умственного труда.