Социальная сущность фашизма



Социальную сущность фашизма как явления, порождаемого общим кризисом капитализма, определил XIII пленум Исполкома Коминтерна: «Фашизм у власти есть… открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Это определение показывало глубокую ошибочность взглядов реформистской социал-демократии, в том числе французской, на фашизм как на «антикапиталистическую реакцию» внезапно пролетаризированных в ходе инфляции и войн средних слоев.

Вместе с тем, как подчеркивал Георгий Димитров в докладе на VII конгрессе Коминтерна, «развитие фашизма и сама фашистская диктатура принимают в разных странах различные формы, в зависимости от исторических, социальных и экономических условий, от национальных особенностей и международного положения данной страны….Там, где у фашизма нет широкой массовой базы и где борьба отдельных группировок в лагере самой фашистской буржуазии достаточно сильна, фашизм не сразу решается ликвидировать парламент и сохраняет за другими буржуазными партиями, а также за социал-демократией известную легальность….Серьезной и опасной ошибкой является недооценка того значения, которое имеют для установления фашистской диктатуры усиливающиеся сейчас в странах буржуазной демократии реакционные мероприятия буржуазии, подавляющие демократические свободы трудящихся, фальсифицирующие и урезывающие права парламента, усиливающие репрессии против революционного движения».





Данные оценки прямо относились к положению, сложившемуся во Франции к началу 1933 г. Спецификой французского фашизма по сравнению с итальянским или германским являлись довольно позднее выступление на политическую арену в качестве силы, претендующей на власть, раскол на множество группировок, нередко соперничавших между собой, отсутствие единой идейной платформы и общепризнанного вождя, относительно ограниченная массовая база. В то время как в Германии и Италии фашизм в конечном счете порывал с традиционными правобуржуазными партиями, большинство французских фашистских группировок открыто опиралось на правые партии и на католическую церковь К Вместо открытого выхода за рамки официальной легальности при опоре на массовое движение «плебейского» характера, широко оперирующее антикапиталистической псевдореволюционной демагогией, французские фашисты (за исключением сравнительно небольших мятежных лиг) старались, напротив, выступать под маской стражей буржуазного «порядка» от угрожающих ему якобы опасностей, избегать крупных политических потрясений, коренной ломки государственного аппарата, ограничиваясь лишь его частичной перестройкой в авторитарном духе с максимальным использованием конституционных воз-м ожностей.

b-102

Как уже отмечалось, первая вспышка фашистских тенденций наблюдалась во Франции в 1925-1926 гг.- в момент острого финансового кризиса, когда внепарламентские и антипарламентские группировки крайне правого толка были использованы крупным капиталом в качестве вспомогательного орудия для раскола Картеля левых. После того как эта задача была выполнена и правительство Пуанкарэ пришло к власти, активность фашистских организаций значительно снизилась, тогда как во многих других европейских странах она продолжала расширяться. Дело в том, что на протяжении первого послевоенного десятилетия французский империализм, вышедший победителем из мировой войны, попросту не нуждался в ликвидации парламентского режима.