Социалистическая партия после 1920 г



После 1920 г. социалистическая партия оказалась перед выбором между сотрудничеством с коммунистами слева и блоком с радикалами – справа. Несмотря на то что левое крыло партии, в частности федерация столичного департамента Сена и редакция газеты «Ля Батай» (Брак, Кольет, Жиромский, Морэн), время от времени выступало в пользу первого варианта хотя бы по ограниченным, частичным вопросам, большинство руководителей и активистов решительно противилось этому. Линия на отказ СФИО от какого-либо контакта с компартией обусловливалась ее принципиальными расхождениями с коммунистами по коренным идеологическим проблемам, обнаружившимся уже на Турском съезде (отношение к большевизму, опыту Советской России), организационной принадлежностью обеих партий к различным Интернационалам, опорой на различные, часто соперничавшие между собой профцентры – УВКТ и ВКТ, которые также принадлежали к разным международным объединениям профсоюзов.

В северо-западных департаментах (Нор, Па-де-Кале), где коммунисты сразу же завоевали прочные позиции, сравнительно крепкие в организационном отношении федерации СФИО соперничали с ФКП в борьбе за симпатии рабочих. В то же время на юге, где традиции «республиканской дисциплины» были чрезвычайно прочны, а идейные установки и организационные рамки СФИО довольно расплывчаты, социалисты тяготели к предвыборным блокам с местными комитетами радикалов. Такому сближению содействовала деятельность франкмасонства, членами которого стали многие видные деятели СФИО1. Этому способствовало и постепенное смещение центра тяжести сферы влияния СФИО на юг от Луары, в традиционные зоны господства мелкобуржуазного радикализма, и превращение государственных служащих, особенно учителей, в главный резерв кадровых активистов партии.





b-142

«На севере, в центре страны, в Лионе – наших крупнейших промышленных районах социалистическая партия сохраняет клиентуру из квалифицированных, организованных в профсоюзы рабочих, что является ее естественным поприщем. Но на юге ее вотчины распространились на области, где нет крупной промышленности и где ее новые сторонники рекрутируются главным образом среди крестьян – мелких собственников, которые любят демократические фразы. Долина Роны, Прованс, часть Лангдока на Средиземноморском побережье составляют ныне самый крепкий оплот французского социализма… Лет сорок назад лидеры парижских радикалов, покинутые избирателями ради нарождавшегося социализма, отступили на выборах к югу. Сегодня это делают Ренодель, отступивший в Тулон, и Блюм, перешедший в Нар-бонн» 2, – писал Андре Зигфрид в 1930 г.

Правое крыло партии – бывшие «сопротивленцы» в лице Александра Варенна, Венсана Ориоля, Жозефа Поль-Бонкура, группировавшиеся вокруг журнала «Ля ви сосьялист», требовало постоянного сотрудничества с радикалами вплоть до участия в правительстве.

Более сложной была позиция наиболее влиятельной центристской фракции бывших «реконструкторов» Леона Блюма – Поля Фора (первый был лидером парламентской группы, второй – генеральным секретарем).

Хотя марксистская фразеология центристов независимо от их воли сохраняла враждебность рядовых членов СФИО к капиталистической системе в целом, отрицательное отношение лидеров партии к единству действий с коммунистами обрекало ее на пассивное выжидание: СФИО оказывалась между двух стульев, будучи неспособной ни к революционному действию, ни даже к реформистской практике2.