Разделение труда между фашистскими и полуфашистскими группировками



В целом можно считать, что между различными фашистскими и полуфашистскими группировками складывалось как бы негласное разделение труда. Мелкие организации, не имевшие массовой базы, но располагавшие вооруженными боевыми отрядами, путем мятежных манифестаций и уличных беспорядков создавали атмосферу неуверенности, тревоги, стремясь запугать общественное мнение призраком анархии и гражданской войны. Когда же эта задача была бы выполнена, на сцену должны были выступить в роли спасителей Франции от братоубийственной междоусобицы основные силы реакции в лице «Боевых крестов», чтобы оказать решительный нажим на парламент, вызвать в нем резкий сдвиг политического центра тяжести вправо и тем самым обеспечить постепенную фашизацию государственного аппарата изнутри путем ревизии конституции 1875 г. в авторитарном духе при сохранении внешнего декорума легальности.

Программа такой ревизии широко обсуждалась на страницах французской буржуазной печати, в десятках книг и брошюр, принадлежавших перу писателей, ученых, администраторов, наконец, прямых представителей финансовой олигархии. Анализ основных черт идеологии французского фашизма того периода представляет несомненный интерес, причем отнюдь не только исторический: если мятежные лиги как организации борьбы за власть оказались в конечном счете несостоятельными и канули в небытие, то идейный багаж некоторых теоретиков реакции начала 30-х годов сохранил немалую роль и впоследствии – вплоть до наших дней.





b-31

Исходной точкой всех концепций идейных оруженосцев реакции являлось признание того факта, что в обстановке кризиса небывалой глубины и размаха традиционные устои мировоззрения французской буржуазии потерпели полное крушение. В таких условиях ряд молодых представителей буржуазной интеллигенции предпринял попытку коренным образом пересмотреть прежние истины, долгое время казавшиеся незыблемыми, заменив их новыми, более подходящими к требованиям современности. На первых порах стремление к всеобщей переоценке прежней шкалы моральных ценностей было крайне смутным, неясным – оно охватывало людей самых различных взглядов, объединенных лишь общим неприятием действительности, сознанием «тотального кризиса цивилизации». Это было особенно заметно на примере выходивших в начале 30-х годов небольшим тиражом журналов «Ордр нуво» («Новый порядок»), «Эспри» («Дух»), «Ре-аксьон» («Реакция»), «Ом нуво» («Новый человек»), «Комба» («Битва») и т. д., вокруг которых группировались вперемежку ярые реакционеры из «Аксьон франсэз», либеральные католики, левые радикалы, социалисты и т. д.