Раскол в рядах господствующего класса страны



События за Рейном, которые не могли не вызвать растущей тревоги французского общественного мнения, имели следствием раскол в рядах господствующего класса страны. Одна фракция правых – националистов типа лидера Республиканской федерации Луи Марэна – решительно требовала обеспечить безопасность страны и неприкосновенность «договоров» (т. е. Версальской системы) путем максимального наращивания мощи вооруженных сил Франции, укрепления ее союзов с восточноевропейскими государствами, отказа от эвакуации Рейнской области. В то же время другая, более влиятельная фракция, типичным представителем которой являлся Пьер Лаваль, начала зондировать почву для прямого соглашения не только с буржуазно-либеральными, но и с воинственно националистическими, откровенно реакционными кругами в Германии, которые все более успешно рвались к власти. Одновременное проведение этих двух курсов было исключено, поскольку германский империализм видел свою первоочередную задачу в отмене всяких лимитов его вооружений и ревизии восточных границ за счет стран – союзниц Франции.

Пытаясь выйти из этого противоречия, правые партии, на которые опирались кабинеты Тардье – Лаваля, поставили во главу угла внешнеполитического курса страны воинствующий антисоветизм. Если в 1925-1927 гг. роль застрельщиков «крестового похода» мировой реакции против первого в мире социалистического государства играли английские консерваторы, то в 1928-1931 гг. эту неблаговидную роль взяли на себя правящие круги Парижа.





b-88

Конкретные проявления враждебных СССР тенденций в политике французской реакции на рубеже 30-х годов были весьма многообразны. Среди них фигурировали дискриминационные меры против советской внешней торговли (так называемый антидемпинговый декрет от 3 октября 1930 г., саботаж предоставления банковских кредитов СССР, организация аграрных конференций восточноевропейских стран – союзниц Франции по ограничению советского сельскохозяйственного экспорта, поднятие этого вопроса в Лиге наций), открытое пособничество деятельности союзов кредиторов царской России во главе с бывшим послом в Петербурге Жозефом Ну-лансом, неустанно преследовавших через французские суды советские внешнеторговые органы, поддержка белогвардейской эмиграции, украинских, армянских, грузинских националистов, которые превратили Париж в свою главную оперативную базу, форсирование военных приготовлений стран – лимитрофов СССР, находившихся тогда экономически и политически в орбите французского влияния (Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия), поощрение авантюр китайских милитаристов на КВЖД и т. д.

Все эти акции французских правящих кругов преследовали как внешнеполитические, так и внутренние цели. На международной арене они имели в виду вбить клин между Германией и СССР, добиться на антисоветской основе далеко идущего франко-германского сближения, предотвратить тем самым окончательный распад Версальской системы и получить возможность более эффективно сопротивляться англо-американскому нажиму.

В конце 20-х годов появились многочисленные проекты нацеленного против СССР экономического и военного союза между Францией и Германией, авторами которых являлись известный германский промышленник Арнольд Рехберг, французский сенатор Анатоль де Монзи и др. Весной 1929 г. Рехберг вел переговоры в Париже с премьером Пуанкарэ и представителями различных политических партий, а один из лидеров Демократического альянса, Поль Рейно, – в Берлине, причем круг его консультаций включал руководителей крайне правого реваншистского союза «Стальной шлем»1. Летом 1931 г., в разгар мирового экономического кризиса, этот зондаж был возобновлен Пьером Лавалем, который возглавлял тогда кабинет. Однако результаты подобных попыток оказались столь же плачевными, как и аналогичные попытки Бриана (Туари).