Раскол в парламентской группе СФИО



В марте 1933 г. в парламентской группе СФИО произошел раскол: правое большинство высказалось за безоговорочную поддержку кабинета Даладье, левое меньшинство – против. Впервые за много лет правило «дисциплины голосования», обычно строго соблюдавшееся депутатами, было нарушено. Блюм и Ориоль подали в отставку с постов председателей социалистических групп Палаты депутатов и Сената. Чрезвычайный съезд СФИО в Авиньоне, а затем XXX съезд партии в Париже (апрель – июль 1933 г.) подтвердили, что левое крыло депутатов пользуется поддержкой основной массы рядовых активистов: резолюция одного из вождей правого крыла, Реноделя, получила в Авиньоне всего 925 мандатов против 2807, поданных за резолюцию левых и центра. Леон Блюм – лидер центристской фракции, занимавшей ключевое положение в руководстве СФИО, счел необходимым демонстративно отмежеваться от платформы «неосоциалистов». 6 ноября 1933 г. Национальный совет СФИО исключил из партии семь их наиболее активных главарей. С «неосоциалистами» солидаризировалось около 40 депутатов и сенаторов, объявивших о создании «Социалистической партии Франции» («Союз Жана Жореса»), учредительный съезд которой состоялся 3 декабря.

b-164





Новая партия, насчитывавшая не более 20 тыс. членов, не добилась сколько-нибудь заметного успеха в стране. Она представляла собой лишь пестрый конгломерат отдельных предвыборных комитетов (сильнейший из них – в Бордо под руководством мэра Адриена Марке) без единой программы, четких лозунгов и прочной организации. Часть отколовшихся (Рамадье) вернулась в СФИО, основная масса, тяготившаяся дисциплиной голосования (Ренодель, Варенн), слилась в ноябре 1935 г. с аналогичными по духу реформистскими группами «независимых», «республиканских» и «французских» социалистов. Что же касается «молодых» – Деа, Марке, Мон-таньона, то они вскоре примкнули к различным фашистским организациям,

Хотя «неосоциализм» не вырос в серьезную политическую силу, сам факт его появления, наглядно показавший рядовым членам СФИО, куда ведут партию правые, имел большое значение. После раскола влияние левого крыла в партии заметно выросло, оно начало оказывать более ощутимое воздействие на политику центристского руководства. Крайне левые, создавшие Комитет революционного социалистического действия (Морэн, Жюст, Дубровский), впервые прямо поставили вопрос о едином фронте с ФК. П. С ними сблизились группа «Батай сосья-лист» («Социалистическая битва») во главе с Жаном Жи-ромским из федерации департамента Сена и руководители молодежной организации партии.

В партии развернулась острая полемика между реформистской группой «Комба марксист», отстаивавшей разработку «тактического плана» отдельных мероприятий по борьбе с кризисом, приемлемых для левобуржуазных партий, и теми, кто считал план составной частью про-граммы-максимум, которую может осуществить только социалистическое правительство («план-тактика» и «план-программа»). За этими отвлеченными дискуссиями скрывался конфликт двух диаметрально противоположных установок: курса на постепенное превращение СФИО в сателлита партии радикалов ценой отречения от социалистических идеалов и линии на единство рабочего класса, которое сможет увлечь за собой под общедемократическими антифашистскими лозунгами средние слои города и деревни. События показали, что логика классовой борьбы в 1934-1936 гг. привела к победе последней.