Противоречия между входившими в Народный фронт партиями



b-26

Казалось бы, реальность фашистской угрозы должна была цементировать ряды Народного фронта, смягчить противоречия между входившими в него партиями. На деле получилось по-иному. Начиная с июньских стачек 1936 г. реакция вела тщательно организованную кампанию, имевшую целью доказать, что теперь в отличие от февраля 1934 г. главная опасность свободе грозит не справа, а слева. С особой яростью представители правых группировок нападали на публичные выступления ВКТ по политическим проблемам, толкуя их как попытки подменить выборы «давлением улицы», возбужденной «демагогией экстремистов», парламент – «диктатурой профсоюзов», правительство – «безответственными комитетами» рабочих партий. Те самые силы, которые еще недавно подавляли с помощью полиции рабочие демонстрации, бросали в тюрьмы их организаторов, требовали урезывания до минимума прав парламента и максимального расширения полномочий исполнительной власти, теперь, оказавшись в оппозиции, лицемерно становились в позу беззаветных защитников парламентаризма, свободы слова, собраний, печати.





Эта кампания постепенно приносила свои плоды. После инцидента в Клиши коммунисты и ВКТ потребовали от правительства Блюма немедленного запрещения ПСФ, ППФ и привлечения к суду их главарей – де ля Рока и Дорио, а также решительной чистки полиции и армии от фашистских элементов. Объединение профсоюзов столичного департамента Сена призвало провести 18 марта 1937 г. всеобщую забастовку в поддержку этих требований. После того как Конфедеральное бюро ВКТ присоединилось к призыву, забастовка прошла с большим успехом и сопровождалась мирными демонстрациями на парижских бульварах. В помещении Зимнего велодрома состоялся массовый митинг.

Однако во время дебатов в Палате, посвященных главным образом событиям в Клиши, партия радикалов впервые открыто отказалась солидаризироваться с партнерами по правительственному большинству и присоединилась к правым, которые толковали запрещение фашистских сборищ как «ущемление демократии и основных гражданских свобод». Один из видных лидеров партии, председатель ее группы в Палате Сезар Кампенши утверждал, что «свобода, как и мир, неделима… На территории Франции не может быть места, где собрание какой-либо партии рассматривалось бы как провокация, ибо это оказалось бы молчаливым шагом назад на пути свободы».

Аналогичные утверждения раздавались по поводу закона о борьбе с клеветой в печати, а также в связи с отстранением от должности мэра Сен-Дени фашиста Дорио. «Закон для радикалов – высшее правило, – напыщенно восклицал бывший премьер Альбер Сарро.- Они не потерпели, чтобы улица диктовала свою волю, когда ее занимали мятежные лиги, они не потерпят диктатуры улицы и теперь, когда политическая окраска захвативших ее людей изменилась».