Прогресс единства левых сил во Франции



Вскоре, однако, ситуация изменилась. Прогресс единства левых сил во Франции, налаживание сотрудничества между коммунистами и социалистами, подрыв позиций правых кабинетов вызвали сползание «умеренных» на откровенно антисоветские позиции. Чем более явно вырисовывалась перспектива победы демократических сил на следующих парламентских выборах, тем едино-душнее становилась враждебность реакции франко-советскому пакту. «Характер франко-советского пакта будет определяться теми, кто уполномочен претворять его в жизнь. Он может быть безвредным и даже выгодным, но может также повести к худшим опасностям»2, – писал дипломатический обозреватель «Фигаро» Владимир д’Ор-мессон в феврале 1936 г. Многие лидеры правых не скрывали, что их оппозиция пакту определяется страхом перед превращением последнего в предвыборный козырь для коммунистической партии.

b-125





В Палате депутатов такого рода соображения стали одним из Основных пунктов совместной политической платформы защитников «концентрации» – блока правого крыла радикалов с реакционными группировками в составе кабинетов Думерга, Фландена и Лаваля. Не случайно депутат-радикал Жан Монтиньи являлся убежденным противником как перехода радикальной партии к сотрудничеству с ФКП и СФИО, так и ратификации франко-советского пакта: в глазах наиболее непримиримых фракций французской буржуазии всякое сближение с СССР представлялось равносильным отступлению перед революционным пролетариатом на «внутреннем фронте» классовой борьбы.

«Умеренные» консерваторы под влиянием крайне правых также шаг за шагом смягчали традиционный для них курс защиты любой ценой версальского «статус-кво» и начинали проповедовать необходимость уступок фашистским диктаторам под прикрытием пацифистской демагогии, в значительной мере позаимствованной из обычного пропагандистского арсенала их прежних левоцентристских противников.

Во время дебатов по вопросу о ратификации франко-советского пакта значительная часть правых и центристских депутатов подвергала его резкой критике, ставя под сомнение боеспособность Красной Армии, указывая на трудности оказания ею помощи Франции ввиду нежелания Польши и Румынии пропустить советские войска через их территорию, шантажируя общественность резкой реакцией со стороны Германии – реакцией, якобы чреватой войной, к которой Франция не готова, и т. д. В ходе дебатов о ратификации франко-советского пакта один из лидеров Республиканской федерации, Теттенже, пытался доказать, что его следствием окажется необходимость отказа от сугубо оборонительной доктрины французской армии и перестройка ее для наступательных действий, что потребует больших жертв от налогоплательщиков.