Программа «Боевых крестов»



Еще менее удовлетворительными оказывались посулы де ля Рока рабочим (введение гарантированного минимума заработной платы, высылка безработных иммигрантов-иностранцев, «заинтересованность в работе предприятия» путем участия в прибылях и управлении им, разумеется, на консультативных началах, введение статута государственных служащих, упрощение налоговой системы, ограничение монополистических тенденций акционерных обществ, контроль над Французским банком и т. д.). Такого рода куцые патерналистские лозунги, почерпнутые из ветхого арсенала Наполеона III и имевшие целью избежать тревоги предпринимателей, не могли идти ни в какое сравнение с разнузданной социальной демагогией Гитлера или Муссолини в период их борьбы за власть.

Столь убогая социальная программа никак не могла оправдать и подкрепить программы политической. Последняя сводилась к предоставлению широких полномочий президенту республики, избираемому минимум иа две легислатуры, включая право назначения председателя совета министров, ограничению прав парламента, численности депутатов, установлению для них предельного возраста, запрету совмещения выборного мандата с профессией адвоката, членством в административных советах, государственной и частной службой, введению пропорционального представительства, обязательного и «семейного» голосования (т. е. предоставление лишних голосов главам семейств), установлению контроля над финансами газет и партий, «ведущих кампанию против воинского долга», а также над отраслями промышленности, имеющими военное значение.





b-121

Лозунги борьбы с франкмасонством и защиты «свободных», т. е. католических, школ, рассчитанные на завоевание популярности в клерикально-буржуазных кругах, не спасали положения, поскольку они отталкивали от «Боевых крестов» традиционно антиклерикальные массы мелкой буржуазии, крестьянства, особенно на юге страны, среди которых аристократическое происхождение де ля Рока, его связи с церковными и милитаристскими кругами пробуждали воспоминания о ненавистном «союзе сабли и кропила».

Еще более бледной, невыразительной являлась внешнеполитическая платформа «графа-полковника». Требуя выхода из Лиги наций, усиления гонки вооружений, он в то же время выступал за соглашение с гитлеровской Германией: «Только устойчивое равновесие во франко-германских отношениях может обеспечить мир», – заявлял он. Успокаивая пацифистски настроенную часть мелкобуржуазных масс и те элементы реакционной крупной буржуазии, которые начали постепенно проявлять симпатии к гитлеризму как образцу, достойному подражания, подобные лозунги лишали националистическую, милитаристскую агитацию «Боевых крестов» конкретного адреса и тем самым резко снижали ее действенность.