Правление Тардье



Тардье открыл свое правление широковещательным лозунгом «политики процветания», напоминавшим столь же безответственные фразы республиканского президента США Гувера накануне мирового кризиса 1929- 1933 гг. На первых порах, пока кризис во Франции давал о себе знать менее чувствительно, чем в других капиталистических странах, а финансовое положение оставалось достаточно прочным, лидеры правых партий пытались форсировать темпы роста промышленного производства поощрением частного капитала двояким путем: с одной стороны, значительным снижением налоговых ставок (на недвижимость, предметы роскоши, оборот продовольственной торговли, биржевые операции), а с другой – крупными казенными заказами в рамках «программы национального оснащения» (строительство дорог, каналов, линий электропередач, военно-инженерных сооружений «линии Мажино» на восточной границе). Одновременно Тардье решил сделать также некоторые демагогические жесты в адрес различных категорий избирателей, голоса которых всегда стремились завоевать правые партии: было несколько увеличено жалованье государственных служащих, в том числе военных, предоставлены пенсии бывшим фронтовикам, налоговые льготы крестьянам, пострадавшим от неурожая, и т. п.

На первых порах эти жесты несколько укрепили базу правительственного большинства в Палате депутатов. Однако по мере того как кризисные явления начали распространяться на французскую экономику, ситуация коренным образом изменилась. Снижение темпов роста, а затем и сокращение объема промышленного производства, падение товарооборота неуклонно уменьшали налоговые поступления, вновь вызвав появление исчезнувшего в 1926-1929 гг. бюджетного дефицита. Если в 1929 г. бюджет еще был сведен с активом в 5 млрд. франков, то в 1930/31 и 1931/32 гг. он сводился с таким же пассивом. Финансово-экономическая политика правых кабинетов совершила поворот на 180 градусов: во главу угла ее было поставлено сокращение дефицита бюджета за счет драконовского урезывания гражданских расходов, прежде всего жалованья низкооплачиваемых категорий государственных служащих, пенсий бывших фронтовиков, а также увеличение налогов, в первую очередь косвенных, особенно больно ущемлявших интересы наименее обеспеченных слоев населения. Результатом оказывалось падение покупательной способности масс, сужение внутреннего рынка, а следовательно, дальнейший рост недогрузки производственных мощностей, безработицы





b-119

В то же время сравнительно высокий уровень цен на французские товары, сохранение прежнего паритета франка в условиях девальвации большинства остальных валют и таможенный сверхпротекционизм, вызывавшие ответные меры со стороны торговых партнеров Франции, серьезно сказывались на шансах ее экспорта. Пассив торгового баланса увеличивался с каждым годом, и только приток капиталов из-за рубежа, искавших убежища от девальваций, временно удерживал на прежнем уровне золотой запас Французского банка.

Если демагогические маневры первого кабинета Тардье не достигли своей цели – восстановить «концентрацию», вернуть радикалов в лоно правоцентристского большинства, то последующий крутой поворот финансово-экономической политики правых лишь цементировал ряды оппозиции и сделал ее более непримиримой. Лидеры группировок левого центра, с явным беспокойством воспринявшие попытки реакции присвоить себе пропагандистские преимущества их лозунгов, спешили теперь возложить на правые партии всю полноту политической ответственности за непопулярные меры, с тем чтобы воспользоваться их дискредитацией в глазах широких масс избирателей на следующих парламентских выборах.