Правительство во главе с Эррио



Правительство во главе с Эррио состояло из девяти радикалов, двух «республиканских социалистов», а также четырех членов группы радикальной левой и одного – демократической левой, без поддержки которых ему не удалось бы сколотить большинства. 18 июня кабинет получил доверие 313 голосами против 234 (против голосовали, с одной стороны, коммунисты, с другой – правые). Многозначительным предостережением для министерства явилось избрание в тот же день председателем Сената откровенного консерватора, бывшего министра Пуанкарэ де Сельва голосами не только правых, но и части сенаторов-радикалов, тогда как кандидат Картеля Бьенвеню-Мартэн потерпел поражение.

Зависимость левоцентристского большинства в парламенте от поддержки справа была не случайной – она так или иначе отражала подчинение его политики в главных, коренных проблемах, стоявших перед страной, влиянию французской и международной финансовой олигархии. Об этом во всеуслышание заявляли коммунисты, которые подчеркивали, что единственной силой, способной заставить отступить реакцию, является активная борьба рабочего класса.





На первых порах основное внимание Эррио, являвшегося также министром иностранных дел, было уделено внешней политике. После переговоров с британским премьером Макдональдом в Чекерсе и конференции в Лондоне французское правительство окончательно приняло план Дауэса, согласилось с ликвидацией существовавшей в первые послевоенные годы Репарационной комиссии и согласовало сроки вывода оккупационных войск из Рура( в течение года). Тем самым проблемы репараций и безопасности, связанные первоначально в рамках Версальской системы воедино, окончательно отделялись одна от другой, а практика захвата территориальных «залогов» сдавалась в архив. Попытка Эррио консолидировать Версальскую систему с помощью коллективных гарантий в рамках Лиги наций (так называемый Женевский протокол) окончилась неудачей ввиду сопротивления Англии, которая после возврата к власти консерваторов отказалась ратифицировать проект протокола. Наконец, 28 октября 1924 г. французское правительство признало де-юре СССР, согласилось установить с ним нормальные дипломатические отношения и начать экономические переговоры.

b-25

Внешнеполитическая деятельность правительства не вызывала сколько-нибудь серьезных разногласий в рядах Картеля. Итоги лондонской конференции были одобрены Палатой 336 голосами против 206. Правые в лице Пуанкарэ, не говоря уже об ультранационалистах из «Аксьон франсэз», подвергали внешнеполитический курс кабинета яростным нападкам. Они обвиняли Картель в пресмыкательстве перед Англией, отступничестве от «священных прав», завоеванных Францией столь дорогой ценой и закрепленных в Версальском договоре, требовали более жесткой линии в отношении Германии. Поскольку в 20-е годы побежденная Германия, скованная цепями Версаля, придерживалась в основном рапалльской политики делового сотрудничества с СССР, антигерманские настроения консервативной оппозиции во Франции того периода подогревались ее ненавистью к Советскому Союзу, социализму, воспоминаниями о потере царских долгов, Брестском мире и т. д.