Правительство Пьера Лаваля



b-147

Новое правительство в четвертый раз сформировал Пьер Лаваль – будущий «могильщик Франции». Партийно-политический состав кабинета изменился мало: он по-прежнему включал как шесть радикалов во главе с Эррио, сохранивших министерства внутренних дел и народного образования, так и откровенных реакционеров типа Леона Берара (министр юстиции и вице-премьер), Луи Марэна, Жана Фабри, Франсуа Пьетри. Но само присутствие во главе правительства Пьера Лаваля было достаточно, чтобы качественно изменить его облик. Действительно, до сих пор министерства так называемого «национального единения», которые с головокружительной быстротой сменялись после 6 февраля, должны были избегать чрезмерного крена как вправо, чтобы не вызвать недовольства радикалов, так и влево, чтобы не оттолкнуть правых. «Пьер Лаваль, известный как специалист по хитрым маневрам, усовершенствовавший до предела искусство компромисса, мог казаться человеком, которого вновь требовала данная ситуация. В действительности же он не скрывал ни своей симпатии к лигам, ни своего восхищения Муссолини, дружбой с которым он похвалялся. Это должно было значительно изменить политический климат…».





Пьер Лаваль вошел в Историю Третьей республики как одна из самых отталкивающих и грязных фигур. Сын мелкого лавочника из Оверни, учитель провинциальных лицеев, с трудом получивший диплом факультета права, он начал свою политическую карьеру на левом фланге Французской социалистической партии. Там он привлек внимание Аристида Бриана, которому импонировали гибкость, полнейшая беспринципность и неразборчивость в средствах молодого Лаваля. Крайнее невежество и вульгарность последнего не помешали ему стяжать известность в парламентских кругах, куда он вошел как депутат от парижского пригорода Обервилье в возрасте немногим более 30 лет.

Переметнувшись с левого крыла СФИО на правое, а затем вообще перейдя в ряды правобуржуазных группировок, Лаваль добился в 1925 г. портфеля министра общественных работ в кабинете Пенлеве, был министром юстиции в трех кабинетах Бриана. Затем он вовремя и не без выгоды предал своего былого покровителя Бриана, вместе с Тардье провалив его на президентских выборах, сколотил немалое состояние и к началу 30-х годов прочно вошел в постоянную «обойму» французских премьеров. Через Жозефа Кайо Лаваль сумел завоевать доверие влиятельных финансистов, которые не без основания считали этого ловкого, продажного политикана человеком, наиболее подходящим для постепенной фашизации парламентского режима изнутри. «Лаваль – человек без иллюзий, без нравственных колебаний, без идеалов. Его цинизм служит отличным дополнением к его овернской грубости и его страсти обмерить и обвесить. Инстинктивная хитрость, полнейшая беззастенчивость и умение быстро подметить ахиллесову пяту противника – таковы основные черты, из которых складывается облик Лаваля»2,- писал о нем один из публицистов.