Правительство Пенлеве



Правительство Пенлеве обрушило на компартию очередную волну репрессий – с весны 1925 г. начались массовые аресты активистов, мэры-коммунисты отстранялись от должностей, депутаты Кашен и Вайян-Кутюрье были приговорены к шести месяцам заключения за «подстрекательство солдат к неповиновению». Подобно кабинету Пуанкарэ в период оккупации Рура руководители Картеля не гнушались клеветническими обвинениями ФКП в «антинациональной деятельности», стремлении нанести ущерб интересам Франции по указке из-за границы.

Лидеры СФИО и ВКТ оказались в весьма щекотливом положении. Осуждение войны влекло за собой разрыв сотрудничества с радикалами, крах Картеля и переход в оппозицию. Такой исход изображался правым крылом партии (Ренодель), а отчасти и центристами (Блюм) равносильным реставрации Национального блока. В то же время продолжение безоговорочной поддержки кабинета Пенлеве возмущало рядовых социалистов, среди которых были весьма сильны традиции борьбы против колониальных авантюр: накануне первой мировой войны инициатором такой борьбы (именно в связи с марокканскими кризисами) являлся Жорес. Непопулярность карательных операций среди левых избирателей усиливалась сотрудничеством французских колонизаторов с реакционным испанским диктатором Примо де Ривера.





В ходе дебатов в Палате депутатов представители социалистической партии пытались маневрировать: высказываясь за мирное урегулирование путем переговоров с Абд аль-Керимом, они не только избегали признавать за народами колоний право наций на самоопределение, но и оправдывали присутствие французских войск в Марокко их «цивилизаторской миссией», всячески подчеркивали религиозно-феодальный характер восстания и т. д. Призывы коммунистов и УВКТ о налаживании единства действий в борьбе против войны отклонялись без рассмотрения.

Однако решительная антивоенная кампания ФКП, оказывавшая все большее влияние на левую общественность, глубоко поколебала внутреннее единство СФИО и заставила ее верхушку частично пересмотреть свои позиции. Если в мае 1925 г. резолюция, которая оправдывала действия командования французской армии, была принята голосами депутатов всех партий, кроме ФКП,- от крайне правых до социалистов, то уже в июне из 104 депутатов-социалистов только 17 отдали свои голоса правительству, 83 – отказались участвовать в голосовании, а 2 – голосовали против. Место отошедшей от большинства фракции СФИО заняли группировки правого центра и правые.

b-18

Трещина, которая образовалась в Картеле в связи с марокканским вопросом, не замедлила превратиться в зияющую брешь под воздействием финансового кризиса. 12 июля проекты министра Кайо, основанные на выпуске новых внутренних займов, весьма благоприятных для частного капитала, были приняты 295 голосами против 228, причем в оппозиции оказались коммунисты, социалисты, 16 «республиканских социалистов» и даже 77 радикалов. В то же время 43 радикала, 20 «республиканских социалистов» и 33 члена радикальной левой голосовали за правительство вместе с правыми. «Переворот большинства»- возврат части радикалов сначала в Сенате, а затем и в Палате к политике «концентрации», т. е. сотрудничества с правыми, впервые стал фактом.