Позиции ФКП



На противоположном, левом фланге серьезные потери понесла ФКП: коммунисты получили 784,8 тыс. голосов-на 20% меньше, чем во время предыдущих выборов 1928 г. Это объяснялось как ослаблением партии в результате жестоких полицейских репрессий 1929-1930 гг., так и пагубными последствиями сектантской тактики группы Барбе – Селора. Отстранение ее от руководства партией еще не успело произвести должный эффект и обеспечить возврат всех утраченных позиций. Наиболее устойчивыми позициями ФКП, где ей удалось избежать отступления, а местами даже завоевать новые голоса, были рабочие районы «красного кольца» индустриальных предместий столицы, шахтерский департамент Па-де-Кале – родина Мориса Тореза, а также некоторые крестьянские департаменты Центра, Юго-Запада, Средиземноморья с их устойчивой традицией поддержки самой левой партии.

Потерями коммунистов слева, а правящего лагеря – справа воспользовались партии левого центра – социалисты и радикалы: первые собрали 1 196,4 тыс., вторые – 1 183,7 тыс. голосов (соответственно на 255 тыс. и на 154 тыс. больше, чем в 1928 г.). СФИО закрепила завоеванное еще в 1919 г. место первой по числу собранных голосов левой партии, причем главным образом за счет мелких городов и деревень центральных и южных районов-в Лангедоке, Бургундии, Оверни. Эти успехи побудили радикалов, которые перед первым туром вели кампанию отдельно от социалистов (в отличие от периода Картеля левых 1924 г.), отбросить колебания и применить в большинстве округов в отношении СФИО правило «республиканской дисциплины».





b-168

Между двумя турами – 13 мая 1932 г. русский белоэмигрант Горгулсв, стремившийся спровоцировать франко-советский вооруженный конфликт, четырьмя выстрелами из револьвера убил президента республики Поля Думера. Реакционные группировки при прямой поддержке правительства Тардье попытались использовать это преступление для развертывания ожесточенной антикоммунистической кампании. ФКП устами ее Генерального секретаря Мориса Тореза сумела убедительно показать провокационный характер «горгуловщины», раскрыть прямую ответственность правых кабинетов за поощрение деятельности антисоветских эмигрантских организаций. В результате попытка создать во время второго тура «психологический перелом» в пользу правых потерпела полный провал.

Радикалы получили наиболее крупный выигрыш – 48 мест, их группа в Палате, включавшая 157 депутатов, вновь, как и в 1924 г., стала самой многочисленной в Палате. На втором месте после радикалов шли социалисты – они выиграли 17 мест, их группа насчитывала 129 депутатов. Вместе с 37 «республиканскими социалистами», 26 «независимыми левыми» и другими левый центр располагал довольно внушительным большинством в 368 голосов из 594. В то же время правые потеряли 77 мест, сохранив 259 вместо 334. ФКП получила 12 мест вместо прежних 10.