Поведение Блюма перед лицом оппозиции



Поведение Блюма перед лицом оппозиции консервативной верхней палаты было на редкость лицемерным: начав свою речь в Сенате с разоблачения реакционности самого принципа двухпалатной системы и отрицания права сенаторов свергать правительство, которое опирается на большинство избранной всеобщим прямым голосованием Палаты депутатов, он сразу же после вотума недоверия Сената поспешил вручить президенту Лебрену заявление об отставке (10 апреля 1938 г.). Более того, накануне решающих дебатов он запретил уличную демонстрацию у Люксембургского дворца (резиденции Сената), к которой призвало трудящихся левое руководство федерации СФИО департамента Сена. Создавалось впечатление, что премьер не только заведомо смирился с неизбежностью поражения, но и сам старался ускорить его с единственной целью – не оказаться вынужденным искать в борьбе против Сената помощи внепарламентских сил, прежде всего профсоюзов, и, следовательно, укреплять сотрудничество с коммунистами, которые призывали его остаться у власти. Парламентская группа СФИО большинством голосов одобрила решение премьера, показав тем самым, что в рядах социалистов вновь усиливается влияние антикоммунистических элементов. Одновременно они активизировались и в ВКТ.

b-57





Позиция руководства СФИО на протяжении 1937- 1939 гг. вообще отличалась двойственностью: отвергая неоднократные предложения ФКП об организационном укреплении единого и Народного фронтов (проведение общенационального съезда низовых комитетов Народного объединения, установление контактов между местными парторганизациями социалистов и коммунистов и т. д.), противясь допуску ФКП в правительство ввиду возражений радикалов, наконец, делая все более настойчивые авансы правоцентристским группировкам, оно в то же время шумно требовало дополнить программу Народного фронта новыми пунктами о «структурных реформах»- национализации ряда отраслей промышленности и пр. После «паузы», провозглашенной Блюмом в феврале 1937 г., когда было приостановлено проведение в жизнь многих пунктов даже первоначальной, гораздо более скромной платформы фронта, и на фоне усилий СФИО по расширению политической базы большинства вправо программная «смелость» вождей социалистов выглядела явно неискренне, фальшиво. В сущности она представляла собой лишь тактический маневр, призванный успокоить недовольство левого крыла партии и не дать ФКП возможности привлечь симпатии разочарованных капитулянтской линией СФИО рабочих.

Позорная миссия могильщика Народного фронта, призванного нанести ему смертельный удар, выпала на долю председателя партии радикалов Эдуарда Даладье, которому глава государства поручил формирование правительства после отставки второго кабинета Блюма.