Попытка создания коалиции «национального единения»



Отдавая себе отчет в том, каковы истинные намерения главы государства, и надеясь, видимо, на эффект международных событий (аншлюс Австрии), Блюм предпринял новую попытку сколотить коалицию «национального единения»- «от Тореза до Луи Марэна» (лидер крайне правой Республиканской федерации) – под эгидой СФИО2. Срочно созванная сессия Национального совета социалистической партии одобрила проект Блюма 6575 мандатами против 1684 в надежде на то, что его реализация позволит решить одним махом все трудности – поднимет престиж Франции на международной арене, успокоит опасения владельцев капиталов, смягчит финансовый кризис и в то же время даст возможность сохранить основные завоевания Народного фронта. Затем Блюм пошел на беспрецедентный в анналах истории французского парламентаризма шаг, – созвав специальное собрание депутатов меньшинства, т. е. правой оппозиции, он обратился к ним раньше, чем к партиям собственного левого большинства.

Нет ничего удивительного, что эта типично соглашательская затея не замедлила полностью провалиться. Из видных лидеров правых один Поль Рейно, являвшийся сторонником более жесткой линии в отношении гитлеровской Германии, высказался в пользу «единения» – все остальные сохранили свою враждебность, категорически возражая против участия в нем коммунистов. «Нет сомнения, что это был не только предлог – панический страх перед коммунизмом стал самым искренним и глубоким чувством консервативной части общественного мнения. Но отказ был вызван и другими соображениями, слишком деликатными, чтобы открыто говорить о них. С 1914 г. лозунг «национального единения» всегда являлся символом социального консерватизма и орудием политического реванша для правых партий. Последние не желали допустить его использования в иных целях, тем более что они не теряли надежды на полный распад Народного фронта, в результате которого радикалы были бы вынуждены пойти на соглашение с умеренными, как в 1926 и 1934 годах», – писал Франсуа Гогель. Реакция не скрывала своего намерения вернуться к власти позднее, но на гораздо более выгодных для себя условиях.





b-108

Провал «национального единения» заставил Блюма вернуться к попытке создать правительство Народного фронта под руководством СФИО при участии радикалов и парламентской поддержке компартии. Второй кабинет Блюма мало отличался от первого – из 35 министров и статс-секретарей 23 уже были ими в июне 1936 г. (он насчитывал 15 социалистов, 15 радикалов, 3 «независимых социалиста» и 1 католика – члена группы «Молодая республика»). Портфель министра финансов взял себе сам премьер, вице-премьером и министром национальной обороны остался Даладье, внутренних дел – социалист Дормуа, иностранных дел – «независимый социалист» Поль-Боикур. Доверие было получено 369 голосами депутатов левых партий против 176. 27 марта ФКП предложила социалистической партии организовать в общенациональном масштабе массовые демонстрации против планов реакции и в поддержку правительства Блюма.