Политика картелистских кабинетов



Во Франции после победы радикалов и СФИО на парламентских выборах 1932 г. политика картелистских кабинетов, в которых важнейшие экономические портфели оставались в руках представителей буржуазно-консервативных группировок, вызывала растущее разочарование трудящихся, грозя морально разоружить, демобилизовать массы перед лицом фашистской угрозы или даже толкнуть их под влиянием социальной демагогии мятежных лиг к поддержке антипарламентского движения.

b-80





Отсюда вытекала задача – любой ценой предотвратить узурпирование, монополизацию реакцией лозунгов борьбы против антинародных мероприятий партий левого центра. «Растущее расхождение между словом и делом лидеров радикалов, пользовавшихся поддержкой вождей социалистической партии, делало их победу на выборах 1932 г. в глазах трудящихся гигантским мошенничеством, что толкало к отчаянию часть средних слоев, деморализо-вывало наименее сознательные элементы рабочего класса и давало пищу демагогии фашизма. Отождествляя демократический режим с парламентской и правительственной практикой радикальной и социалистической партий, лидеры последних способствовали его дискредитации. Реальная борьба против фашистской угрозы была невозможна без разоблачения ответственности партий Картеля левых за создавшееся положение. Именно эту необходимость выражал лозунг ФКП: «Против фашизма! Против фашизирующейся демократии!»», – отмечается в «Истории Французской коммунистической партии». ФКП указывала, что переворот Луи Бонапарта 2 декабря 1851 г., установление реакционного режима «морального порядка» в 1873 г., буланжистская авантюра, первоначальные успехи националистической агитации антидрейфусаров на рубеже XX в. стали возможными только благодаря антинародной политике буржуазно-либеральных партий, жестокому подавлению ими пролетариата (июньские дни 1848 г., Коммуна, забастовки 80-х и 90-х годов XIX в.).

Разгром фракции Барбе – Селора, восстановление ленинских норм партийной жизни внутри ФКП создали предпосылки для поворота ее к активной борьбе за массы, за преодоление раскола рядов рабочего класса. Уже в конце 1931 г. Морис Торез призывал «положить конец болтовне о социал-фашизме»2. На VII съезде в отчетном докладе ЦК говорилось о том, что формула «класс против класса» не только не снимает, но, напротив, предполагает борьбу за единый фронт с рабочими-социалистами снизу, в ходе классовых боев за непосредственные интересы трудящихся.

После VII съезда ФКП в марте 1932 г. борьба коммунистов за массы получила новый толчок. Во время крупной забастовки металлистов автозавода «Рено» в Булонь-Бийанкуре плечом к плечу с членами УВКТ впервые выступили не только рядовые члены Всеобщей конфедерации труда, но и руководители ее местных организаций. Еще больший резонанс получила крупнейшая стачка текстильщиков во Вьенне, неподалеку от Лиона (департамент Изер): она охватила 8 тыс. человек, продолжалась свыше семи недель и проходила под руководством УВКТ вопреки сопротивлению реформистских элементов. Забастовка сопровождалась острыми стычками с полицией’. Хотя большая часть экономических стачек 1932 г. (74%) закончилась победой предпринимателей, они имели огромное значение для постепенного создания тяги к единству, мобилизации сил трудящихся, подготовки будущей политической армии сопротивления фашизму.