Подписание франко-советского договора о ненападении



В подобных обстоятельствах кабинет Эррио предпринял чрезвычайно важный шаг: 29 ноября 1932 г. в Париже состоялось подписание франко-советского договора о ненападении, включавшего обязательства о невмешательстве во внутренние дела, отказе от поощрения «какой-либо агитации, пропаганды или попытки интервенции, имеющей целью нарушение территориальной целостности другой стороны или изменение силой политического или социального строя всех или части ее территорий». Этот документ мог стать отправной точкой как для постепенного смягчения внешнеполитических разногласий в стане левых партий, коренным образом ослаблявших Картель перед лицом реакционных группировок, так и для выработки подлинно конструктивного курса на международной арене, сочетающего борьбу за мир с обеспечением национальных интересов и безопасности страны перед лицом германской угрозы, реальность которой становилась все более очевидной по мере стремительной фашизации Веймарской республики. Однако условия для подобного коренного поворота во внешней и внутренней политике Франции в годы господства «второго издания» Картеля левых еще далеко не созрели.

Внешнеполитические факторы (окончательное прекращение репарационных платежей, крах конференции по разоружению, сделавший рискованным сколько-нибудь заметное сокращение военных расходов) значительно затруднили решение и без того крайне сложных финансово-экономических проблем. Если к концу 1932 г. большинство западноевропейских стран уже начало постепенно выходить из кризиса, Франция все сильнее испытывала на себе его воздействие. Падение производства, снижение цен и товарооборота, сокращавшие налоговые поступления, вызывали неуклонный рост бюджетного дефицита, который в 1933 г. должен был превысить 12 млрд. франков. Поиски источников для покрытия этой огромной суммы стали центральным пунктом, вокруг которого развернулась острая борьба партий на парламентской арене, так или иначе отражавшая непримиримые классовые противоречия в стране.





b-148

Эдуард Эррио сделал из своих неудач времен «первого издания» Картеля (1924-1926 гг.) вывод о необходимости купить доверие крупного капитала и его прямых представителей – правых партий ценой максимально осторожной, консервативной финансовой политики. Проект восстановления финансового равновесия, разработанный «умеренным» министром финансов кабинета Эррио Жермен-Мартэном и его коллегой, министром бюджета радикалом Пальмадом, предусматривал ликвидацию дефицита самыми обычными, «классическими» способами, почерпнутыми из арсенала «спасителя франка» Пуанкарэ Он включал, с одной стороны, жесткое сокращение бюджетных расходов (1,5 млрд. франков – военных, 2,5 млрд. – административных, главным образом за счет жалованья чиновников), а с другой – увеличение налогов на 1,5 млрд. франков (подоходного, на движимое имущество, биржевые операции, почтовых тарифов). Остальное предполагалось изыскать за счет выпуска на денежный рынок краткосрочных казначейских бон икон-версий государственной ренты.