«План 9 июля»



Концентрированным выражением данной тенденции явился опубликованный летом 1934 г. так называемый «план 9 июля». Он был составлен группой молодых публицистов, связанных как с некоторыми мятежными лигами («национальными добровольцами» – филиалом «Боевых крестов», «Патриотической молодежью», «Крестьянской партией»), так и с правым крылом социалистов и некоторыми католическими организациями под руководством известного писателя Жюля Ромэна. В составлении плана участвовали также высокопоставленные чиновники из Генеральной инспекции финансов, Государственного совета, Счетной палаты, окончившие привилегированные учебные заведения, главным образом Вольную школу политических наук и Политехнический институт. «Во время экономического кризиса 1930-х годов, выявившего неспособность парламентского режима решить долгосрочные проблемы, бюрократия проявила к слабым парламентским правительствам и непрочным вариантам большинства на’ выборах такое же презрение, как и критики республики, принадлежавшие к числу руководящих представителей деловых кругов. В частности, инспекторы финансов уже давно играли роль интеллигенции, управлявшей по своему усмотрению многими звеньями администрации и хозяйственной жизни, не обращая внимания на волю избирателей» – указывал американский социолог Генри Эрман в работе, посвященной истории предпринимательских организаций во Франции.

b-12





Авторы «плана 9 июля» предлагали развернуть за счет государства крупные общественные работы, наладить более интенсивную эксплуатацию ресурсов колоний, провести девальвацию франка, примириться с гитлеровской Германией. Политическими предпосылками этих мероприятий должны были стать те же реформы государства в авторитарном духе, которые пропагандировались всеми без исключения правыми группировками: ревизия конституции, резкое расширение полномочий исполнительной власти, создание корпоративного режима на базе областей и профессий. При этом подчеркивалось, что обычная деятельность парламентских палат ввиду их многопартийной структуры «заранее исключает возможность коренного политического обновления». Предполагалось, что в переходный период возникнет некое «фактическое правительство», происхождение и порядок формирования которого предусмотрительно оставлялись в тени.

Давая оценку «плану 9 июля», Морис Торез отмечал: «Проект этот не оставил никаких заметных следов в политической жизни Франции. Но он характерен для того момента, когда он зародился… Проект этот складывался, как видим, под влиянием двух образцов: экономического эмпиризма в духе Рузвельта и фашизма Муссолини»