Переход радикалов в оппозицию



Первым шагом радикалов к переходу в оппозицию явились дебаты в Палате депутатов 3-6 декабря 1935 г. по вопросу о запрещении деятельности военизированных политических организаций. Дебатам предшествовало заявление видного представителя левого крыла радикалов Марка Ркжара от имени всех левых партий, разоблачавшее пособничество, если не прямое покровительство, мятежным лигам со стороны правительства Лаваля. Крайне правые депутаты (Анрио) ответили наглыми оскорблениями.

Поскольку атмосфера начала накаляться, премьер прибег к ловкому обходному маневру: по его негласному совету фашист Ибарнегарэ, близкий к главарю «Боевых крестов» де ля Року, объявил о готовности распустить все правые организации военизированного характера, если левые партии – социалисты и коммунисты – также ликвидируют свои отряды самообороны. От имени ФКП и СФИО Морис Торез и Леон Блюм ответили согласием. Тогда правые предложили резолюцию доверия правительству, которое уполномочивалось провести конкретные мероприятия по разоружению и роспуску всех боевых отрядов. Резолюция была принята 351 голосом против 219 – коммунисты и социалисты отказались доверять правительству, чересчур тесно связанному с фашистскими бандами, тогда как радикалы раскололись (76 – «за», 53 – «против»). Добившись успеха, Лаваль, естественно, не сделал абсолютно ничего, чтобы претворить резолюцию Палаты в жизнь.





b-93

Спустя три дня, 9 декабря, Пертинакс в «Эко де Пари» и Женевьева Табуи в «Эвр» опубликовали содержание секретного плана Лаваля – Хора, равнозначного выдаче Эфиопии на произвол итальянского агрессора. Результатом явился крупный политический скандал как в Англии, где Хор вынужден был подать в отставку, так и во Франции. Даже Эдуарду Эррио, в течение долгого времени являвшемуся убежденным сторонником участия радикалов в правоцентристском правительстве, пришлось публично отмежеваться от грязной сделки Лаваля (речь в Монбельяре 15 декабря 1935 г.), а затем уйти с поста председателя партии радикалов после бурного заседания ее исполкома.

В конце декабря внешняя политика правительства Лаваля подверглась ожесточенным нападкам в Палате депутатов, где к ораторам коммунистам и социалистам присоединились радикалы и даже некоторые влиятельные представители правого центра. В частности, лидер Демократического альянса Поль Рейно подчеркивал, что соглашение Лаваль – Хор представляет собой «премию агрессору», которая сеет сомнения среди малых европейских стран в надежности союзнических обязательств Франции, подрывает основы Лиги наций, англо-французское сотрудничество и не только не насыщает, но, напротив, еще более возбуждает аппетит фашистских диктаторов. Видные лидеры радикалов Пьер Кот, Ивон Дель-бос и Сезар Кампенши внесли проект резолюции, выражавший «сожаление, что правительство не продемонстрировало перед всем миром более четко верность Франции постоянному курсу ее внешней политики с 1919. года». Лишь с большим трудом Лаваль сумел ускользнуть от поражения, получив большинство всего в 20 голосов (296 против 276). На сей раз 96 радикалов из 152 присоединились к оппозиции. Было очевидно, что уход министров-радикалов из правительства является лишь вопросом времени.

Непосредственной причиной такого ухода послужили планы некоторых правых депутатов, поддержанных премьером, продлить полномочия Палаты на два года – до тех пор, пока не улучшится экономическое положение, чтобы избежать ответственности за непопулярную политику «дефляции», которая грозила привести к полному разгрому реакции на выборах. Эррио, искавший лишь удобный предлог для отставки, решительно выступил против этих проектов. 19 января исполком радикалов осудил внешнюю политику Лаваля, потребовал строгого соблюдения дисциплины голосования парламентской группой и избрал председателем партии Эдуарда Даладье, возглавлявшего в тот момент сторонников сотрудничества с левыми партиями. Спустя три дня министры-радикалы Эррио, Боннэ, Пагаион и Бертран вышли из правительства Лаваля, который немедленно подал в отставку.