Падение кабинета Шотана



Возбуждение в стране нарастало. 5 января 1934 г. «Королевские молодчики» (филиал лиги «Аксьон франсэз») организовали ночную манифестацию у дома министра труда Далимье – одного из «героев» аферы Ставиского. 9 января они устроили вблизи Бурбонского дворца, на Сен-Жерменском бульваре и площади Согласия, еще более крупную демонстрацию в связи с открытием сессии парламента. За ней последовали демонстрации 11, 22-23, 27 января, на сей раз при участии других мятежных лиг – «Французской солидарности», «Патриотической молодежи», «Франсистов», Федерации налогоплательщиков. С каждым днем они приобретали все более бурный, вызывающий, провокационный характер: манифестанты ломали скамьи, деревья, опрокидывали газетные киоски, уличные фонари. Однако полиция заняла в отношении хулиганов позицию предельной терпимости, если не явного пособничества: во время мятежной демонстрации 22 января из нескольких сот задержанных были арестованы всего 7 человек. Дело в том, что префект парижской полиции корсиканец Жан Кьяпп сам был теснейшим образом связан с фашистскими заговорщиками. «Я всегда боролся против крайне левых манифестаций, но никогда не подавлял бывших фронтовиков», – откровенно заявлял он.

b-52





Кабинет Шотана подвергался все более резким нападкам со стороны крайне правых ораторов в Палате, стремившихся ускорить «переворот большинства». Депутат от Бордо Филип Анрио публично обвинил премьера, видного сановника масонских лож, в систематическом расхищении общественных средств, якобы организованном франкмасонами. Происхождение афериста Ставиского давало правым возможность связать антипарламентскую демагогию с расистскими и антисемитскими лозунгами. Однако sth яростные наскоки не могли сами по себе расколоть партии левоцентристского большинства – напротив, они еще более усиливали инстинкт самосохранения последних перед лицом общей опасности. Тогда в ход были пущены крайние меры.

В конце января стало известно, что министр юстиции Рейнальди до своего избрания депутатом занимал пост члена административного совета обанкротившегося банка «Саказан», был причастен к его мошенническим махинациям и оказался под следствием. Этот последний удар доконал давно «изношенный» кабинет Шотана, который подал в отставку, даже не оставшись в меньшинстве. В тот же день – 27 января президент Лебрен поручил формирование нового правительства другому лидеру радикалов – Эдуарду Даладье.