Отпор провокаторам



ФКП дала провокаторам достойный отпор. Левые газеты, прежде всего «Юманите», уже давно писали о преступных происках заговорщиков-кагуляров, приводя конкретные факты, имена, даты. На заседании 16 сентября Политбюро ФКП приняло резолюцию, которая «клеймила гнусные покушения на улицах Прессбур и Буасьер, последовавшие за покушением в Марселе в 1934 г., стоившим жизни королю Югославии Александру и Луи Барту, за смертью итальянских антифашистов братьев Роселли, убийцы которых не были обнаружены, за целой серией преступных актов, имевших место в последнее время. Политбюро сожалеет, что сведения о деятельности банд террористов – агентов международного фашизма, опубликованные в печати Народного фронта («Юманите», «Попюлер», «Эвр»), не были использованы властями для обеспечения порядка»2. Аналогичную резолюцию приняло Конфедеральное бюро ВКТ, обратив особое внимание на грязные инсинуации главы ВКФП.

b-85





Правительство вынуждено было действовать. 16 сентября полиция арестовала первых четырех участников КСАР, обыски у которых дали буквально ошеломляющие результаты: в подвалах у скромных антикваров, содержателей семейных пансионов, владельцев кафе, гаражей, ремонтных мастерских были обнаружены целые склады оружия – десятки пулеметов, сотни автоматов, тысячи гранат, тонны взрывчатки, 200 радиопередатчиков и т. п. Фабричные марки не оставляли никаких сомнений в их происхождении. Пулеметы системы «Максим» и автоматы «Шмессер» состояли на вооружении в германской армии, автоматы «Беретта» – в итальянской, гранаты – в испанской. Вскоре стали известны и пути доставки оружия, которое текло непрерывным потоком через границу. Даже столь реакционный деятель, как Анри де Кериллис, сам тесно связанный с мятежными лигами, вынужден был признать на страницах «Эпок»: «Совершенно очевидно, что заграница играла важную роль в деятельности КСАР. Автоматы, пулеметы, гранаты доставлялись из Германии и Италии, т. е. из двух стран, границы которых герметически закрыты и откуда ничего нельзя вывезти без особого разрешения… Никак нельзя предположить возможность вывоза из рейха значительного количества вооружения и боеприпасов, если бы официальные власти этой страны не дали на то своего согласия». Кериллис приходил к вполне логичному выводу, что целью Гитлера и Муссолини являлось разжигание беспорядков во Франции, которые коренным образом ослабили бы ее.

По мере того как вскрывались все новые звенья «Кагуль», становилось ясно, что КСАР представлял собой отнюдь не просто кучку полусумасшедших фанатиков, какой стремилась представить его на первых порах буржуазная печать. Аресты Поццо ди Борго, генерала Дю-сеньёра, наконец, главного руководителя КСАР Эжена Делонкля показали, что речь шла о мощной машине гражданской войны, организованной на армейский манер-со своим штабом, имевшим подобно штабам французской регулярной армии все соответствующие отделы (оперативный, разведывательный, военно-организационный и т. д.), дивизиями, бригадами, полками, батальонами, штурмовыми отрядами, арсеналами, санитарной службой. Всем командирам низовых звеньев было роздано руководство по уличному бою’. «Захваченные документы устанавливают, что виновные поставили себе целью заменить республиканскую форму правления, которую наша страна добровольно установила у себя, диктаторским режимом – прелюдией к реставрации монархии», – указывал 23 ноября 1937 г. министр внутренних дел Макс Дормуа.