Отпор политике пособничества фашистским агрессорам



b-110

Только Французская коммунистическая партия последовательно выступила против политики пособничества фашистским агрессорам. В заявлении ФКП от 30 августа 1938 г. указывалось: «Для современных хозяев Германии речь идет вовсе не о правах и интересах немцев, живущих в Чехословакии. Сотни тысяч немцев живут также в итальянском Тироле, но Гитлер, тем не менее, заявил, что для него не существует тирольской проблемы. Истинная цель поджигателей рейхстага совершенно иная. Они хотят стереть с карты Чехословацкую республику, ибо она является единственным препятствием для развязывания войны в Центральной Европе, последним очагом свободы, последним оплотом цивилизации против волны фашистского варварства. Чехословацкая республика – союзница Франции, которая гарантировала ее независимость, взяв на себя торжественные и четкие обязательства. В настоящий момент мировая война, которую хочет развязать Гитлер, еще может быть предотвращена. Для этого достаточно, чтобы Франция и все миролюбивые нации заявили о своей готовности помешать всеми средствами готовящемуся преступлению… Французы, которым дорога безопасность страны, кто хочет, чтобы Франция по-прежнему сохранила свободу и честь, демократы, радикалы социалисты, коммунисты, члены профсоюзов, католики, мужчины и женщины – сплотите ряды во имя спасения цивилизации и мира!» 1





Однако эти призывы были услышаны лишь ограниченной частью демократической общественности страны. Могучее движение Народного фронта к осени 1938 г. было уже подточено, разложено изнутри отступлениями союзников компартии – социалистов и радикалов как в социально-экономических вопросах, так и в области внешней политики. Борьба вокруг Мюнхенского сговора лишь довершила процесс его распада.

Властная тяга к миру, охватившая подавляющее большинство французов, их отвращение к самой мысли о новой войне после чудовищного кровопролития 1914-1918 гг., раны которого даже двадцать лет спустя еще далеко не затянулись, питались многими объективными и субъективными факторами. Среди таких факторов были неуверенность в собственных силах после серии деморализующих уступок Гитлеру (ремилитаризация Рейнской области, Испания, аншлюс Австрии) и крушения всех устоев безопасности Франции в рамках Версаля, зависимость от Англии, иллюзорная надежда на возможность остаться в стороне от конфликта ценой ограниченных, частичных уступок и т. д. Только гораздо позже, после трагического опыта разгрома и оккупации страны, ФКП пожала плоды своей мужественной позиции. Но в период Мюнхена коммунистам пришлось идти против течения.

Остальным участникам Народного фронта такая позиция оказалась не по плечу. Основная масса лидеров СФИО, радикалов, «республиканских социалистов» была захвачена общим капитулянтским поветрием, оказалась иод гипнозом пацифистской демагогии и стремилась использовать благоприятный момент, чтобы дискредитировать чересчур усилившегося, по их мнению, союзника в лице ФКП, избавиться от «неудобного партнерства» с ней путем апелляции к пацифистским чувствам политически отсталой части левых избирателей.