От единого к народному фронту



События в Германии достаточно убедительно показали, что основной социальной средой, где фашизм мог создать для себя массовую базу, навербовать фанатизированные шовинистической демагогией штурмовые отряды для уничтожения парламентской демократии, подавления организаций рабочего класса, установления кровавой террористической диктатуры, являлись разоряемые кризисом, озлобленные и дезориентированные средние слои. Во Франции их позиция в схватке между силами демократии и фашизма приобретала все большее значение ввиду значительного удельного веса мелкой буржуазии города и деревни среди населения – более высокого, чем в любой другой промышленно развитой капиталистической стране.

b-40





Вместе с тем привлечение мелкобуржуазных слоев на сторону рабочего класса и его партий облегчалось во Франции важными факторами исторического и социального порядка.

Во-первых, это были прочные демократические традиции крестьянства, особенно на юге страны, его глубоко укоренившаяся со времен бонапартистской Второй империи ненависть к авторитарным режимам личной власти. Уже в конце 70-х годов XIX в. Энгельс отмечал, что республиканизм массы сельского населения во Франции «означает не только то, что всякая монархическая реставрация отныне стала во Франции безнадежной….Означает также приближение союза между рабочими в городах и крестьянами в деревнях».

Во-вторых, в Германии длительное пребывание у власти правой социал-демократии после поражения 1918 г. в условиях, когда средние слои терпели суровые лишения, дало гитлеровцам выигрышный лозунг борьбы против «марксизма», изображавшегося в виде главного виновника всех бед и унижений страны – как социальных, так национальных. Во Франции же социалистическая партия, которая до 1936 г. ни разу официально не участвовала в правительстве (это был удел «независимых социалистов», порвавших с партийной машиной СФИО), не успела стать полюсом притяжения недовольства, которое крайняя реакция могла бы распространить на рабочее движение в целом.

Без предварительного восстановления единства рабочего класса борьба пролетарских партий за союз со средними слоями являлась крайне трудной. Соотношение сил на парламентской арене между главной политической организацией Мелкой буржуазии – Партией радикалов И одной лишь СФИО складывалось явно не в пользу последней, хотя социалисты собирали на выборах больше голосов: радикалы всегда имели возможность повернуть фронт вправо и активно пользовались этим для давления на своих союзников. В результате социалисты оказывались в роли сугубо вспомогательной, подсобной силы в любых картелистских комбинациях: принося в жертву во имя сохранения блока с радикалами свою программу, теряя тем самым авторитет среди избирателей, они не могли ни оказать заметного воздействия на политический курс партнеров, ни даже извлечь из сотрудничества с ними обычных выгод, связанных с пребыванием у власти, поскольку это сотрудничество ограничивалось участием только в парламентском большинстве, но не в правительстве

С другой стороны, до тех пор пока необходимость союза с радикалами служила для правого крыла СФИО излюбленным предлогом для срыва контакта с коммунистами, ФКП подвергала любые соглашения с буржуазными партиями, в том числе с левыми, самой резкой, беспощадной критике. Получался некий порочный круг: на протяжении 20-х годов социалисты объявляли сотрудничество с коммунистами возможным только в том случае, если ФКП пойдет на поддержку Картеля левых, а ФКП, напротив, рассматривала создание СФИО блока с радикалами как непреодолимое препятствие для единого пролетарского фронта (лозунги «Рабоче-крестьянского блока», «Класс против класса»).