Особенности социально-экономической структуры страны



Как промышленное отставание, так и демографический упадок были вызваны в конечном счете особенностями социально-экономической структуры страны, определившей своеобразные формы ее перехода в стадию империализма.

Со времён Великой французской революции эта структура отличалась чрезвычайно высоким удельным весом мелкособственнических слоев в городе и особенно в деревне. Крестьянство, городская мелкая буржуазия сознательно сокращали число детей, не желая дробить наследство и не имея в условиях окостенелого, застывшего, разделенного множеством перегородок общества перспектив выдвижения для молодежи. Ограниченность отлива крестьянства в города лишала промышленность как дешевой рабочей силы, так и покупателей, а хроническое аграрное перенаселение сдерживало модернизацию сельского хозяйства, что препятствовало расширению внутреннего рынка. Узость его не могла быть компенсирована и за счет экспорта: относительная дороговизна рабочей силы, топлива, высокий уровень косвенных налогов и цен затрудняли сбыт французских товаров на внешних рынках, а таможенный протекционизм вызывал ответные меры со стороны торговых партнеров Франции.





b-5

Вес это ослабляло стимулы для помещения свободных денежных средств в промышленность. Да и потребности последней в капиталах были относительно невелики. Капиталовложения в промышленность, которая ориентировалась на стагнирующий, лимитированный тесными рамками спрос, становились особенно рискованными в периоды кризисов. Неудивительно, что накопление и обновление основного капитала во французской промышленности происходили медленно. Предприниматели не были заинтересованы в форсировании технической реконструкции из боязни перепроизводства и падения цен. Их девизом служила формула: «Производить мало, но дорого». Иностранной конкуренции можно было при этом не опасаться благодаря высоким таможенным барьерам.

Внутри страны пружины конкуренции также были ослаблены: на огражденном протекционистскими тарифами статичном рынке даже при сравнительно слабой степени концентрации производства легко создавались официальные или тайные картельные соглашения о поддержании высоких цен в масштабах целых отраслей, нередко с помощью и под эгидой государства. В их рамках крупные промышленники охотно терпели существование массы мелких и средних малорентабельных предприятий, так как высокие издержки производства последних помогали взвинчивать цены, получать обеспеченные сверхприбыли и более эффективно сопротивляться требованиям рабочих о повышении заработной платы. «Французских промышленников и крестьян всегда преследовал призрак перепроизводства и падения цен. Чтобы защитить свои интересы, они объединялись в коалиции с целью сохранить различными способами производство на сравнительно низком уровне и обеспечить высокие сбытовые цены. Тем самым обеспечивается выживание наименее рентабельных экономических единиц… а развитие наиболее динамичных тормозится, механизация откладывается, инвестиции ограничиваются. Поскольку конкуренция не действует, издержки производства во Франции увеличиваются и ее товары не могут конкурировать с иностранными».

В результате беспощадный механизм банкротства смягчал свое действие, что помогало выживать сотням тысяч небольших «семейных» предприятий. В начале XX в. удельный вес мелких предприятий с числом рабочих до 10 все еще составлял во французской обрабатывающей промышленности 60,4%, на транспорте – 55,1 % (без железных дорог -86,5%). Во Франции на одно предприятие приходилось в среднем 8 рабочих, в Германии-17. Хозяева мелких предприятий предпочитали, несмотря на изобилие свободных капиталов на денежном рынке, воздерживаться от прибыльных, но рискованных операций, связанных с задолженностью, старались производить только под твердо обеспеченный портфель заказов. Всякое расширение масштабов в акционерной форме рассматривалось владельцем «семейной» фирмы как потенциальное покушение на права и привилегии наследственного «патрона».