Обстановка усиления опасности войны



В обстановке усиления опасности войны главной задачей на международной арене являлась организация решительного отпора фашистским диктаторам, поставившим перед собой цель перекроить под флагом антикоммунизма карту Европы и мира, что особенно наглядно проявилось на примере событий в Испании. Между тем во Франции прогрессивным силам не удалось добиться отказа от пагубной политики «невмешательства», вдохновители которой спекулировали на отвращении народных масс к войне и прикрывали пацифистскими фразами пособничество агрессорам.

Съезд ФКП в своих решениях особо подчеркнул, что коммунисты добиваются вовсе не «похода за Пиренеи», а организации надежной, эффективной системы коллективной безопасности в Европе, без которой агрессоры будут видеть в бесконечных отступлениях западных державших разногласиях и колебаниях приглашение к все новым безнаказанным актам международного разбоя: «Франция должна выбирать. Хотят того или нет, в 1937 г. выбор между фронтом мира и фронтом войны есть также выбор между демократией и фашизмом»





Спасение мира, обеспечение безопасности Франции требовало, по твердому убеждению ФКП, налаживания сотрудничества со всеми странами, заинтересованными в отпоре агрессорам, и прежде всего с СССР. Партия стремилась выбить из рук реакции издавна узурпированное последней национальное знамя, требуя создания сильной армии, голосуя в парламенте за необходимые военные кредиты, добиваясь укрепления Лиги наций, апеллируя к патриотическим традициям французского народа, неразрывно связанным с его славными революционными традициями.

b-72

Такого рода внешнеполитическая линия призвана была помочь выработке общей платформы для всех патриотических и прогрессивных сил внутри Франции, смягчив противоречия между ними по конкретным социально-экономическим проблемам внутреннего порядка, консолидировав пошатнувшееся единство Народного фронта и создав предпосылки для расширения его социальной базы. В свою очередь успешное проведение энергичной, решительной, смелой внешней политики требовало создания определенных внутренних предпосылок. Речь шла в первую очередь о преодолении антикоммунизма, являвшегося главным оружием правых сил, выкорчевывании фашистских заговоров, в том числе в армии и полиции, чистке государственного аппарата от реакционных элементов, неукоснительном проведении в жизнь пунктов программы Народного фронта, оставшихся на бумаге после объявления «паузы» и отвечавших интересам как рабочих, так и представителей средних слоев, удовлетворении справедливых национальных требований народов колоний.

В качестве первого шага к созданию организационных предпосылок для сплочения рядов единого и Народного фронта IX съезд ФКП предложил СФИО провести развернутую дискуссию на всех уровнях – от первичных организаций до центрального руководства с целью выработки общей политической линии, а затем созвать общенациональный съезд представителей всех партий и группировок, входящих в Народный фронт. Коммунисты имели в виду сочетать тактику поддержки правительства в парламенте с давлением на него извне с помощью забастовочного движения, которое приобретало все более мощный размах.

Однако эта инициатива не встретила поддержки со стороны социалистической партии, раздиравшейся острыми внутренними противоречиями. На очередном съезде СФИО в Марселе (10-13 июля 1937 г.), который должен был подвести итоги годичному пребыванию у власти кабинета Леона Блюма и определить отношение партии к правительству Шотана, столкнулись три проекта резолюции: 1) самого Блюма и генерального секретаря Поля Фора, одобрявших как деятельность первого кабинета, опиравшегося на Народный фронт, так и участие социалистов во втором; 2) группы «Батай сосьялист» во главе с лидером столичной федерации Сена Жиромским, Браком, Ривом и другими, призывавшей к выходу из правительства Шотана, борьбе против Сената при опоре на движение масс, подготовке к органическому слиянию рабочих партий; 3) Марсо Пивера («XV секции»), которая требовала далеко идущих структурных реформ вплоть до разрушения самих рамок капитализма с помощью внепарламентского «прямого действия».