Обострение внутрипартийной борьбы



Партия радикалов разбилась на два течения: левое крыло, особенно в городах, выступило единым фронтом с социалистами и даже коммунистами, тогда как правое (главным образом в деревне) сотрудничало с партнерами по реакционному «национальному единению». Эта двойственная тактика, вполне отвечавшая социальной природе радикальной партии, особенностям ее организационной структуры и традициям, помогла радикалам на какое-то время избежать крупного поражения. Однако непримиримость противоречий между двумя лагерями, на которые раскололась Франция в обстановке кризиса середины 30-х годов, делала рано или поздно неизбежным решительный выбор между ними. В противном случае обычная для радикалов позиция «между двух стульев» грозила превратиться в весьма неуютное положение «между двух огней», вызвав раскол партии.

Необходимость выбора предопределила беспрецедентное обострение внутрипартийной борьбы, от исхода которой во многом зависело соотношение классовых и политических сил в стране: если мелкая буржуазия города и деревни уже не составляла абсолютного большинства населения, она все еще являлась своего рода арбитром в столкновении между крупным капиталом и рабочим классом. Принципиальная новизна обстановки состояла в том, что ни один, ни другой лагерь не мог более в час решающей схватки доверить радикалам даже внешний декорум политического лидерства: последние должны были волей-неволей примириться с ролью союзников, «младших партнеров».





В момент фашистского путча 4 февраля 1934 г. капитуляция верхушки радикальной партии перед атаками крайне правых группировок, принесение ею в жертву Картеля левых и вхождение виднейших лидеров партии во главе с Эррио в кабинет Гастона Думерга были обусловлены отнюдь не только страхом перед призраком кровопролитной гражданской войны. Здесь сыграли свою роль также вполне определенные политические расчеты.

b-53

Вступая в коалицию с правыми и открывая перед ними путь к власти, радикалы надеялись прежде всего заглушить шумную кампанию против продажности парламентского персонала и заставить правых взять на себя ответственность за непопулярные финансово-экономические мероприятия по приведению в равновесие бюджета (в картелистских кабинетах эта роль выпадала на долю самих радикалов). Вместе с тем они считали возможным самим фактом своего присутствия внутри «национального единения» и опиравшихся на него правительств сохранить основы буржуазно-демократических свобод, ограничив конституционную реформу отдельными мероприятиями по расширению полномочий исполнительной власти. В противном случае, по мнению партийных стратегов, парламентский режим может вообще рухнуть в огне прямого столкновения между «экстремистскими» силами как справа, так и слева