Новый подъем движения пролетариата



После некоторого затишья в феврале – мае 1920 г. начался новый подъем движения. В авангарде его выступили железнодорожники. Увольнение профсоюзного активиста в Вильнёв-Сен-Жорж дало сигнал к забастовке, на которую дирекция ответила локаутом. Но масштабы забастовки лишь еще более расширились, охватив помимо Парижского узла Дижон, Лион и другие станции. 22-25 апреля на чрезвычайном съезде федерации железнодорожников ВКТ в парижском зале Жапи было избрано новое, революционное руководство, назначившее на 1 мая 1920 г. всеобщую стачку на всех транспортных магистралях страны с требованиями повышения заработной платы и защиты прав профсоюзов.

b-55





«Нельзя скрывать от себя, что день 1 мая представляет собой с точки зрения рабочего движения… только начало. Он должен послужить отправным пунктом глубокого кризиса, основным фактором которого является забастовка железнодорожников… Над страной нависла революционная угроза»2, – с тревогой писала официозная газета «Тан». Действительно, уже в апреле бастовали 90 тыс. шахтеров бассейна Нор и Па-де-Кале, 70 тыс. ткачей района Рубэ-Туркуэн. 1 мая началась стачка, сопровождавшаяся внушительными демонстрациями трудящихся в крупнейших городах, прежде всего в Париже. На улицах столицы были арестованы 103 человека. На сей раз Конфедеральное бюро ВКТ, стремившееся сохранить в своих руках контроль над событиями, заявило устами своего секретаря Дюмулена о поддержке железнодорожников, которые доверили ему руководство забастовкой. 3 мая прекратили работу докеры, моряки торгового флота, спустя несколько дней – металлисты, строители, рабочие авиационной и автомобильной промышленности, за ними – газовщики, электрики, мебельщики. Общее число забастовщиков составило несколько сот тысяч человек. Наряду с повышением заработной платы бастующие требовали национализации железных дорог.

Однако избранная тогдашними лидерами ВКТ неэффективная тактика «последовательных штурмовых волн», при которой отраслевые федерации прекращали работу не одновременно, а одна за другой, приводила к распылению сил трудящихся, облегчив организацию отпора со стороны предпринимателей и правительства. Против бастующих была брошена полиция, начались аресты профсоюзных активистов. Место рабочих заняли мобилизованные солдаты, студенты – выходцы из буржуазной среды, штрейкбрехеры, объединенные в так называемый гражданский союз. На трудящихся обрушились массовые локауты – только на железных дорогах было уволено свыше 20 тыс. человек. Парижский окружной суд вынес решение о роспуске ВКТ, помещение Конфедерального бюро подверглось обыску.

Большинство правых профсоюзных лидеров во главе с Леоном Жуо добилось решения о прекращении забастовок солидарности. Федерация железнодорожников пыталась продолжать борьбу в одиночку, но безуспешно: 29 мая стачка на транспорте закончилась. С этого момента начался медленный, но неуклонный Отлив движения. Начавшийся в конце 1920 г. мировой экономический кризис еще более затруднил стачечную борьбу трудящихся и дал возможность буржуазии перейти в контрнаступление: число стачек в 1921 г. упало более чем в 4 раза (475 вместо 1831 в предыдущем году), число стачечников – в 3 раза (420,4 тыс. вместо 1315,9 тыс.).