Неудача возрождения «концентрации»



Однако дело было не только и не столько в парламентской арифметике. Главная причина неудачи возрождения «концентрации» в 1929-1932 гг. была связана с объективными социально-политическими факторами. В условиях все более тяжелого экономического кризиса возможности для тесного сотрудничества широких масс мелкой и средней буржуазии города и деревни с финансовой олигархией при господствующей роли последней резко сузились. Монополистический капитал, стремившийся выйти из кризиса за счет не только рабочего класса, но и значительной части мелкобуржуазных прослоек, не желал более допускать их политических представителей в лице радикалов к кормилу власти, как это практиковалось в той или иной форме на протяжении всей первой четверти XX в., несмотря на то что программа радикальной партии по основным социально-экономическим вопросам мало отличалась от платформы правых. К тому же при конкретном соотношении сил партий, которое сложилось в Палате депутатов, избранной в 1928 г., радикалы могли войти в состав правительственного большинства и кабинета лишь на ролях статистов, фигурантов, призванных санкционировать своим присутствием реакционный курс правых группировок.

Не случайно все попытки восстановить «концентрацию»- союз правых с радикалами неизменно сопровождались призывами к «перемирию партий» перед лицом чрезвычайной обстановки, предотвращению раскола их на два непримиримо враждебных лагеря. Господствующий класс Франции смутно чувствовал, что дело идет к далеко идущей поляризации партийно-политических сил, глубокому кризису центра – станового хребта многопартийной системы, кризису, грозившему самыми опасными последствиями. Но логика классовых противоречий в стране делала эту поляризацию неизбежной: после провала каждой попытки осуществить «концентрацию» партийная структура правительственного большинства, состав опиравшихся на него кабинетов, наконец, их политика по важнейшим вопросам обнаруживали все более значительный крен вправо.





Характерно, что если в прошлом Сенат старался обычно вынудить к отставке левые кабинеты (Буржуа в 1897 г., Эррио в 1925 г.), то теперь большинство умеренных сенаторов-радикалов, встревоженное крайне реакционными тенденциями правых кабинетов, опрокинуло сначала второй кабинет Тардье (4 декабря 1930 г.), а затем третий кабинет Лаваля (16 февраля 1932 г.).

b-167

Поворот, наметившийся в политической жизни Франции начала 30-х годов, подтверждался исчезновением с парламентской арены одного из самых маститых, колоритных и в то же время типичных представителей политической «фауны» Палаты депутатов первой трети XX столетия – Бриана, происшедшим почти одновременно с уходом его старого противника и партнера Пуанкарэ.