Недовольство офицерских кадров



Недовольство офицерских кадров не замедлило принять привычную для них форму оппозиции парламентскому режиму, на который возлагалась ответственность за «беспорядок», «бессилие власти», которым-де пользовались «коммунистические агитаторы». Как отмечал автор политической истории французской армии де ля Горе, в умах части офицеров постепенно складывалось убеждение, что «слабости, пацифизм, либеральность и терпимость политических кругов Третьей республики давали полную свободу пагубным проискам коммунистов, прикрывали и поощряли их самим фактом отказа от решительных репрессий. Следовательно, для защиты морального духа армии нужно действовать без разрешения правительства. По мере того как кризис способствует подъему революционных сил, ответственность властей за это становится все более очевидной, их бездействие оказывается недопустимым, а их безответственность – преступной».

Подобного рода доводы призваны были оправдать создание в армии в 1936 г. тайной организации под кодовым названием «Корвиньоль» во главе с майором Лу-стоно-Лако, сотрудником личной канцелярии маршала Петэна, занимавшего пост военного министра в кабинете Думерга. Одним из ближайших помощников Лустоно-Лако стал с ведома своего шефа адъютант Петэна капитан Боном. На первых порах их непосредственной задачей было выявление «коммунистических ячеек» и нейтрализация их путем перевода военнослужащих, заподозренных в левых взглядах, в другие части Вскоре, однако, события в Испании, где офицерство стало ударным кулаком фашистского мятежа, и успехи Народного фронта побудили заговорщиков активизировать свои планы. «Испанский пример произвел большое впечатление на военные круги, увидевшие в армии Франко единственную силу, способную свергнуть республику. Война в Испании резюмировала все: «сильное» государство против бессильной республики, социальный порядок против революции, национализм против пролетарского интернационализма, христианство против материализма… Мораль, религия и отечество, казалось, вновь обретали себя у Франко»2, – писал Поль-Мари де ля Горе.





b-143

В декабре 1936 г. майор Лустоно-Лако связался с руководителем другой нелегальной организации офицеров полковником Груссаром – начальником личной канцелярии маршала Франте д’Эсперэ, получив от последнего на финансирование своей деятельности 1,5 млн. франков. Отчеты этих организаций регулярно доводились до сведения обоих маршалов, а также начальника генштаба генерала Жоржа, генерала Вейгана, ряда членов высшего военного совета и командующих военными округами.