Национальный блок (1919-1924 гг.)



На первых порах после окончания мировой войны 1914-

1918 гг. могло казаться, что страна «нормализуется», возвращаясь после кровавой трагедии к прежнему укладу, к привычным, освященным десятилетиями правилам политической игры. Но такое впечатление было обманчивым.





Расстановка партийно-политических сил после окончания первой мировой войны определилась во время очередных выборов в Палату депутатов 16-30 ноября 1919 г. Доминирующими факторами предвыборной кампании являлись националистический угар победы и страх буржуазии перед «красной опасностью». Великую Октябрьскую социалистическую революцию, бурный подъем рабочего движения во Франции и восстание моряков экспедиционного корпуса на Черном море правые силы активно использовали для запугивания широких масс мелкой и средней буржуазии. Стены французских городов пестрели плакатами, на которых большевизм изображался в виде дикаря в папахе и с ножом в зубах как «смертельная угроза западной цивилизации». Успеху подобной кампании способствовали настроения собственнического крестьянства, представителей городских средних слоев, пострадавших от аннулирования Советским правительством царских долгов и принявших на веру официальную оценку Брестского мира как «измены России союзническим обязательствам». «В 1919 году правые сплотились под национальным знаменем против социализма, русской революции и интернационализма», – отмечал социолог Рене Ремон.

Ведущая партия правого центра – Демократический альянс – взяла на себя инициативу по сколачиванию единого фронта буржуазных партий от радикалов до Республиканской федерации, католического Либерального действия и крайне правых националистов под вывеской «Национально-республиканского блока». Его программа была сформулирована ренегатом Александром Мильера-ном (успевшего из «социалиста» превратиться в одного из виднейших лидеров правого лагеря) в речи, произнесенной 7 ноября 1919 г. в зале «Батаклан»: «Единение, труд, солидарность между классами, экономический либерализм, умиротворение религиозных споров, расширение полномочий главы государства».

Существенными козырями Национального блока являлись общее стремление к переменам, дискредитация довоенного парламентского персонала, принадлежавшего в значительной мере к левобуржуазным группировкам, прежде всего радикалам, которые одержали победу на последних предвоенных выборах в мае 1914 г. благодаря союзу с социалистами, и пока еще высокий личный авторитет главы правительства Клемансо – «отца победы». Он задал тон избирательной кампании, бросив в речи, произнесенной в Страсбурге, вызывающую фразу: «Спор между большевиками и нами решается силой».

Кандидаты блока усиленно рекламировали свои фронтовые заслуги, клеймили «окопавшихся в тылу» парламентариев, заявляли о необходимости любой ценой сохранить выкованное якобы в окопах войны национальное единство, избавив его от «партийных дрязг». Всяческое подчеркивание «аполитичности», «деловитости» программы Национального блока, изображавшейся его рупорами – правыми газетами «Эко де Пари», «Пти паризьен», «Энтрансижан» – как выражение интересов всей нации, а не просто отдельных партий или классов, стало типичной чертой пропагандистского арсенала правых группировок. «…Правые видят в левых не только политических противников, но и плохих граждан; пропасть между правой и левой разделяет более не два блока, борющиеся за власть, а хороших патриотов и плохих французов. Это убеждение еще более усилило остроту политической борьбы, ибо ее объектом стала целостность нации»1,- отмечал Репе Ремон. Именно в это время правые добились канонизации папой римским Жанны д’Арк и объявили ее день в церковном календаре национальным праздником.

Предвыборную кампанию Национального блока щедро финансировали обе главные предпринимательские «черные кассы», созданные для проникновения путем подкупа в парламентские круги, – Комитет торговли, промышленности и сельского хозяйства («комитет Маскю-ро») и Союз экономических интересов («комитет Бийе») 2. Впервые правые партии сумели подобно левым создать разветвленную сеть предвыборных комитетов на местах, деятельность которых эффективно координировалась из единого центра. Заметные сдвиги наметились и в структуре предпринимательских союзов, стремившихся сплотить перед лицом революционного пролетариата максимально широкий фронт господствующего класса.

b-48

В то время как правый лагерь укрепил свое внутреннее единство на платформе национализма и антисоциалистических лозунгов, левый оказался глубоко расколотым. Хотя руководство партии радикалов вынуждено было в конечном счете отказаться от официального участия в Национальном блоке, оно не решилось наладить сотрудничество с социалистами, в рядах которых неуклонно усиливалось влияние левого крыла – сторонников присоединения к III Интернационалу.