«Национальное единение» (1926-1929 гг.)



Финансовая программа правительства «национального единения» была выдержана в сугубо консервативном духе рекомендаций главы комитета экспертов Шарля Сержана: ее основой являлось значительное увеличение косвенных налогов и резкое сокращение государственных расходов за счет жалованья служащих, субсидий органам местного самоуправления и т. д. В то же время для крупных состояний были созданы максимально благоприятные условия, поощрявшие возвращение в страну бежавших капиталов (поднятие учетной ставки Французского банка). Франк был стабилизирован де-факто на уровне/5 довоенного паритета: в ноябре 1926 г. курс доллара равнялся 27 франкам, фунта стерлингов – 130. Эти мероприятия, проведенные в жизнь декретами, Дали возможность быстро ликвидировать бюджетный дефицит и пассив платежного баланса, накопить крупные золотые резервы.

Расплачиваться за эти успехи пришлось трудящимся. Политика «дорогого кредита», столь выгодная банковскому капиталу, который все еще играл доминирующую роль в системе французской финансовой олигархии, затормозила рост промышленного производства и способствовала некоторому увеличению безработицы. В сочетании с косвенными налогами это явно ущемило интересы лиц наемного труда.





b-16

Мелкие торговцы, крестьяне, ремесленники, рантье также пострадали ввиду обесценения их сбережении и прекращения инфляционной конъюнктуры, которая поощряла спрос и смягчала бремя прямых налогов, платежей по ипотекам и прочим видам задолженности. Однако тот факт, что в ходе бурной инфляции 1925-1926 гг. курс франка падал временами вдвое ниже, сделал эту болезненную операцию в условиях общего промышленного подъема психологически не столь чувствительной. В сознании широких масс мелкой буржуазии, от позиции которых в конечном счете зависело соотношение партийно-политических сил в парламенте и в стране, фигура Пуанкарэ надолго осталась окруженной ореолом «спасителя франка». Напуганный призраком краха валюты, искусственно вызванным махинациями банков, рядовой обыватель поверил упорно распространявшейся буржуазной прессой легенде об органической неспособности левых партий к эффективному управлению экономикой страны ввиду их склонности к «демагогическим расходам» за счет прямых налогов, подрывающих доверие собственников и устойчивость франка.