На пороге 30-х годов



На пороге 30-х годов положение изменилось. Рассеялись надежды французской буржуазии на то, что Франция – «страна равновесия», «золотой середины» с примерно равным удельным весом промышленности, сельского хозяйства и торговли, «рассредоточением собственности» среди сотен тысяч мелких предприятий, огромным золотым запасом и, казалось, непоколебимой валютой – сможет отсидеться от кризиса за высокой стеной протекционистских таможенных тарифов. Рост безработицы, банкротство тысяч мелких торговцев, разорение крестьянских масс дали толчок все более мощным волнам забастовок, демонстраций. Коммунистическая партия, преодолевшая внутренние трудности, неуклонно увеличивала свое влияние в массах, что не могло не оказать воздействия на партии левого центра – СФИО, радикалов, которые составляли большинство в Палате депутатов, избранной в 1932 г. Рабочие партии располагали ныне на выборах значительным большинством в левом лагере. Тем самым задача возврата правых, потерпевших неудачу на выборах, к власти путем раскола Картеля становилась гораздо затруднительнее, чем в середине 20-х годов.

b-19





Отсюда – стремление реакции выйти из тупика, создавшегося в парламенте, путем резкого расширения полномочий исполнительной власти, которая могла бы освободиться от контроля выборных представительных учреждений и твердой рукой подавить революционное движение рабочего класса, навязав стране жесткую программу выхода из кризиса за счет широких масс. В этом французский фашизм нисколько не отличался от фашизма в других западноевропейских странах.

Отличие его состояло лишь в том, что конкретные условия в стране в начале 30-х годов были гораздо менее благоприятными для установления открытой террористической диктатуры, чем в Германии или Италии. Прочные революционные традиции французского пролетариата в сочетании с демократическими традициями средних слоев города и деревни делали попытку реакционного государственного переворота чересчур опасной – события легко могли в таком случае выйти из-под контроля финансовой олигархии и вылиться в гражданскую войну. «Реакционные слои учитывают сильную ненависть к фашизму французского пролетариата, который добился политических свобод в длительной и напряженной революционной борьбе и готов, особенно после уроков гитлеровской диктатуры в Германии, драться за них ожесточенно и упорно; они учитывают демократические традиции и ненависть к «старому режиму» в рядах французской мелкой буржуазии, малочисленность во Франции полностью разоренного и деклассированного слоя мелкой буржуазии, из среды которой фашистские организации в первую очередь вербуют своих сторонников, при одновременном наличии в стране плотного слоя зажиточной и очень консервативной мелкой буржуазии, который как раз и должен быть ограблен фашизмом в интересах монополистического капитала», – писал М. Зарецкий.