Маневры реакции



Маневры реакции решительно разоблачались коммунистами. Жак Дюкло писал в «Юманите» накануне второго тура: «Напуганная масштабами победы Народного фронта на выборах, реакционная пресса пытается посеять беспокойство по поводу устойчивости франка… Замысел этих господ несложен: они стремятся подорвать стабильность валюты, посеять панику, воздействовать на биржу руками банды спекулянтов, чтобы повлиять па массу владельцев сбережений и свалить потом в их глазах на Народный фронт всю ответственность за свои преступные махинации»1. В таких условиях решающим фактором, от которого зависел дальнейший ход событий, была способность левых и правых партий свести во втором туре к минимуму распыление своих голосов между несколькими кандидатами, обеспечить снятие всех кандидатур, кроме той, которая имела наибольшие шансы нанести поражение представителю противоположного лагеря.

Как указывалось в совместном обращении, подписанном Торезом от ФКП, Севераком от СФИО, Поль-Бонку-ром от республиканских социалистов и Даладье от радикалов, в тех округах, где голоса левых избирателей разделялись между несколькими кандидатами, выступающими от имени Народного объединения, они должны были во втором туре сплотиться вокруг того кандидата, которого всеобщее голосование выдвинуло в первом туре на ведущее место. Действительно, во втором туре в 424 округах было зарегистрировано всего 59 случаев несоблюдения различными левыми кандидатами правила «республиканской дисциплины» – сохранения двух или нескольких кандидатур партий Народного фронта. Подобные случаи происходили главным образом там, где победа правых при любых обстоятельствах оставалась маловероятной. ФКП сняла 140 своих кандидатов в пользу социалистов, около 100 – в пользу радикалов и 30 – в пользу «республиканских социалистов».





В правом лагере, напуганном результатами первого тура, случаев соперничества между несколькими реакционными кандидатами оказалось еще меньше – в 42 из 239. В 25 округах правые решили вообще не выставлять своих кандидатов, а призвать избирателей голосовать за более «умеренных» кандидатов Народного фронта – в основном радикалов и «республиканских социалистов», чтобы воспрепятствовать избранию коммунистов.

b-41

Весьма эффективной являлась также дисциплина самих избирателей: не только сторонники ФКП единодушно голосовали за социалиста или радикала, которого партия призывала поддержать во втором туре, но также избиратели СФИО и радикалов в подавляющем большинстве случаев (в среднем в 8-9 из 10) отдавали свои голоса кандидату-коммунисту, добившемуся наибольшего успеха в первом туре. Это был принципиально новый факт, опрокидывавший легенду о якобы фатальной действенности союза левых сил только в пользу левоцентристских, но никак не крайне левых партий. Высокая дисциплинированность как левого, так и правого лагерей была прямым следствием далеко зашедшей поляризации политических сил в стране. Эта поляризация сказалась и на конечных результатах выборов.