Левое крыло кабинета Деладье



Его левое крыло – Пьер Кот, Жан Мнстлер, Ги ля Шамбр (министры авиации, торговли и промышленности, торгового флота), а также министр внутренних дел Эжен Фро заявляли, что отказ от власти под давлением мятежа явится трусливой капитуляцией, чреватой непредвиденными последствиями для республики, авторитета государства, и настаивали на сопротивлении. В то же время остальные министры считали, что только отставка правительства, замена его более «широкой» комбинацией способны восстановить спокойствие и предотвратить гражданскую войну.

Позиция последних диктовалась не только страхом перед новой попыткой путча, но и неудовлетворенностью «умеренного», т. е. правого, крыла партии радикалов результатами полуторагодичного сотрудничества с СФИО. Не отдавая себе, видимо, ясного отчета в серьезности угрозы самим основам буржуазно-парламентской демократии, представители этого крыла надеялись, что «переворот большинства» даст возможность решить традиционно-консервативными методами финансовые проблемы, а заодно заставит правые партии, вернувшиеся к власти, прекратить злобную травлю замешанных в скандалах радикальных депутатов.





b-74

Между тем парижская «большая пресса», контролируемая крупным капиталом, на все лады твердила, что всю ответственность за кровопролитие несут Даладье, а также министр внутренних дел Фро и другие министры – сторонники сопротивления мятежу. Фашистские погромщики изображались «честными патриотами», собиравшимися провести лишь обычную мирную демонстрацию при строгом соблюдении порядка. Однако в их ряды проникли якобы переодетые агенты полиции, уголовники и неизвестные лица (под которыми подразумевались коммунисты). Последние, дескать, и атаковали охрану, а она, получив строгий приказ и лишенная «опытного руководителя» в лице Кьяппа, открыла огонь.

В конечном счете шантаж возымел свое действие. 7 февраля в 14 часов Даладье передал в печать коммюнике, гласившее: «Правительство, ответственное за поддержание порядка, отказывается сегодня делать это с помощью чрезвычайных средств, способных вызвать кровавые репрессии и новое кровопролитие. Оно не желает посылать солдат против демонстрантов. Поэтому я вручил президенту республики заявление об отставке кабинета»1. Этот шаг премьер предпринял единолично, без консультации с остальными членами правительства.