Лагерь противников Народного фронта



Лагерь противников Народного фронта («Нациоиальный фронт»), весьма пестрый по своему составу, был объединен общим страхом перед победой левых сил, впервые включавших коммунистическую партию. Они возлагали ответственность за кризис на беспорядок, порожденный якобы парламентским режимом, требовали его реформы в авторитарном духе, пытались восстановить крестьян-собственников против рабочих и служащих, противопоставить «национальные» идеалы интернационализму рабочих партий, демагогически осуждали вмешательство государства в экономику, налоговый пресс и т. д. Лозунги защиты франка, борьбы против коррупции, проведения протекционистской таможенной политики были явно адресованы широким кругам мелкой буржуазии, обычно голосовавшей за радикалов.

В области внешней политики правые проповедовали либо укрепление Лиги наций, либо, напротив, консолидацию существующих союзов, но без участия СССР. «В конечном счете следует признать, что противники Народного фронта оказались в момент, когда нужно было выдвигать свою программу, в довольно трудном положении. Удерживая власть в течение двух лет, предшествовавших выборам, они столкнулись с недовольством избирателей и вынуждены были перейти к обороне», – отмечал Жорж Дюпё.





b-35

Центральной темой пропаганды всех реакционных группировок без исключения – от правоцентристского Демократического альянса и католической партии народных демократов до Республиканской федерации, тесно примыкавшей к мятежным лигам, – стал воинствующий антикоммунизм. Специальная брошюра, подготовленная «Пропагандистским центром национальных республиканцев» во главе с Анри де Кериллисом для правых кандидатов, суммировала основные лозунги этой кампании. Народный фронт изображался в ней причиной раскола нации на два непримиримо враждебных лагеря (клана), послушным орудием ФКП, Коминтерна и СССР, а победа сторонников фронта означала якобы анархию, конец демократии, финансовое банкротство, гражданскую войну внутри страны и втягивание ее в войны за чуждые цели на международной арене. В конце апреля, буквально накануне выборов, когда в Испании начался острый политический кризис, вся правая печать как по команде принялась запугивать избирателей «вмешательством Коминтерна» в испанские дела, не останавливаясь перед прямыми подлогами.