Консолидация нового большинства



b-143

Тем не менее консолидация нового большинства и приведение состава правительства в соответствие с его партийно-политической структурой потребовали серии самых разнообразных и рискованных экспериментов, продолжавшихся целый год, в течение которого у власти сменились шесть министерств – два кабинета Пенлеве, три – Бриана, одно – Эррио (продержавшееся немногим более суток). Длительность агонии Картеля объяснялась как политической структурой Палаты, так и внутренней противоречивостью стремлений ее самой многочисленной группы – радикалов. В отличие от 1919 г. в Палате депутатов 1924 г. правый центр и правые не располагали самостоятельным большинством – они могли добиться его только в случае поддержки основной массы радикалов. Между тем левое крыло и низовые комитеты радикалов тяготели к сохранению сотрудничества с социалистами на базе общих политических лозунгов и предвыборных интересов’, тогда как правое, опиравшееся на значительную часть парламентариев, особенно сенаторов, стремилось к контакту с консервативными партиями на базе их финансовой программы, соответствовавшей требованиям крупного капитала.





Тактика правых состояла в попытках наглядно доказать мелкобуржуазному общественному мнению на его собственном опыте, что любая министерская комбинация, зависящая от голосов социалистов, является синонимом расточительности, финансового хаоса, инфляции, прекратить которые способно лишь «солидное» правоцентристское правительство, внушающее доверие состоятельным слоям населения.

Проводя этот замысел в жизнь, президент республики Думерг (выходец из рядов правых радикалов-сенаторов) умышленно старался поручать формирование очередного кабинета левым деятелям или добиваться участия их в правительствах в тот самый момент, когда биржевые спекулянты, вдохновляемые банками, предпринимали яростные атаки на государственный кредит и курс франка. Когда же финансовый кризис обострялся, на правительство обрушивались с резкой критикой представители правой оппозиции, которым удавалось откалывать от Картеля его наиболее умеренные элементы сначала в Сенате, а затем и в Палате депутатов.

Программа Кайо, исключавшая налог на капитал, была осуждена съездом партии радикалов в Ницце, после чего кабинет Пенлеве ушел в отставку из-за внутренних разногласий. Вернувшись к власти в почти неизменном составе, он просуществовал всего месяц – на сей раз проекты нового министра финансов Луи Лушера., включавшие единовременный налог на капитал, были отвергнуты в Палате ввиду перехода в правую оппозицию умеренной фракции картелистского большинства.

Колебания парламентского маятника слева направо и обратно повторялись все чаще и судорожнее. Палата то принимала, то отвергала взаимоисключающие законы. Преемник Пенлеве Бриан, чья репутация относительно левого деятеля была связана в основном с его внешнеполитическим курсом, продолжавшим псевдопацифистскую линию Картеля (Локарно), проявил чудеса ловкости при партийно-политической «дозировке» трех своих кабинетов: один был еще главным образом картелист-ским, другой, напротив, отражал тенденцию к «концентрации», т. е. союзу радикалов с правым центром при посредничестве радикальной левой, наконец, третий являлся попыткой (пока неудачной) создать «правительство единения» с участием всех буржуазных партий – от Эррио до Пуанкарэ. Как уже не раз бывало в прошлом, Бриан выступал в роли наиболее подходящей переходной фигуры, призванной «амортизировать» общий поворот вправо в расстановке партийно-политических сил.