Конец социального кризиса



Все эти меры еще не положили конец социальному кризису в стране. Поскольку многие предприниматели не считали себя связанными Матиньонскими соглашениями и отказывались проводить их в жизнь, стачки продолжались; более того, в течение недели 7-14 июня они достигли наибольшего размаха. Результатом оказалось появление в рядах Народного фронта опасных центробежных тенденций. Некоторые безответственные ультралевые элементы выдвинули лозунг создания рабочей милиции и захвата пролетариатом всей полноты власти «на улицах и заводах». Лидер троцкистских элементов в СФИО Марсо Пивер во всеуслышание объявил, что отныне «все возможно», что «не следует бояться самых смелых хирургических операций», ибо «капиталистический мир агонизирует».

Между тем широкие массы средних слоев, в том числе крестьянства, начали проявлять серьезное беспокойство. Из южных районов в адрес ЦК ФКП приходили телеграммы с жалобами на то, что скоропортящиеся продукты накапливаются на складах железнодорожных станций, охваченных забастовкой. Правое крыло радикалов, прежде всего в Сенате, открыто выражало недовольство. Под его нажимом правительство Блюма изменило тактику: если на первых порах оно отказывалось применять силу, то теперь в Париж были стянуты крупные полицейские отряды, занявшие стратегические пункты столицы. Народный фронт оказался под угрозой.





b-64

В таких условиях компартия пришла к выводу, что дальнейшее продолжение стачечного движения способно лишь изолировать пролетариат от его союзников, сыграв на руку маневрам реакции. 11 июня Морис Торез, выступая перед партийными активистами Парижского района, заявил: «Речь сейчас не идет о том, чтобы брать власть… Мы еще не завоевали симпатий и поддержки значительного большинства трудящихся деревни. Мы рискуем даже, в определенных случаях, оттолкнуть симпатии слоев мелкой буржуазии и крестьян Франции. Если ныне цель состоит в том, чтобы добиться удовлетворения экономических требований, повысив заодно сознательность и организованность массового движения, то нужно уметь окончить (забастовку), как только ее цель достигнута. Нужно уметь даже идти на компромиссы, когда удовлетворены не все требования, а только основные, наиболее важные из них, чтобы они стали основой для будущего».

Вечером 13 июня забастовщики начали покидать металлургические заводы, через два дня возобновилась работа на автозаводах «Рено» и «Ситроен», а две недели спустя министр внутренних дел Роже Салангро заявил в Палате депутатов, что трудовые конфликты, еще не нашедшие решения, охватывают по всей стране не более 10 тыс. рабочих.