Картель левых (1924 – 1926 гг.)



b-41

В момент вторжения в Рур в рядах главной группировки левого центра – Республиканской партии радикалов и радикал-социалистов, которая ранее поддерживала внешнюю политику Национального блока, возникли известные колебания. На заседании «Комитета Кадийяк» – объединенной сессии исполкома и парламентских групп партии – выявились три течения: сторонников поддержки правительства (Камилл Штан), перехода в оппозицию (Эдуард Даладье) и воздержания (Эдуард Эррио). Хотя комитет дал депутатам инструкцию воздержаться, ее выполнили только 35 человек, тогда как 42 голосовали «за»’. Их вхождение в большинство и участие отдельных радикалов в кабинете Пуанкарэ (Лльбер Сарро, Поль Лафон, Поль Строе) давало Национальному блоку необходимое ему прикрытие слева от атак коммунистов и социалистов. Инерция «священного единения» времен первой мировой войны, подкрепленная националистическими чувствами обывательской массы и ее надеждой на выход из финансовых трудностей за счет побежденной Германии, была пока еще сильнее, чем центробежные силы, начинавшие разъедать изнутри фронт правящего класса под влиянием глубинных социально-экономических процессов военных и послевоенных лет.





Вскоре, однако, неутешительные последствия рурской авантюры – инфляция, обесценение сбережений, рост цен, все более тяжелое бремя налогов – отрезвили средние слои, еще недавно охваченные угаром послеверсаль-ского шовинизма. К тому же спад революционной волны 1919-1920 гг. рассеял страх городской мелкой буржуазии, крестьянства перед жупелом «красной опасности», анархии, раздела имущества, а активизация реакционно-клерикальных элементов и авторитарные поползновения некоторых лидеров Национального блока (Мильеран) оживили традиционный условный рефлекс «защиты республики».

В таких условиях внутри радикальной партии, с чувствительностью барометра реагировавшей на любые перемены политической конъюнктуры, произошла перестановка сил. Еще в 1921 г. левые радикалы создали при поддержке Эррио «Лигу республики». Они разоблачали клерикальную опасность, требовали установления государственного контроля над крупными банками и трестами, участия рабочих в прибылях и управлении предприятиями, добивались амнистии политзаключенных’. Деятельность Лиги помогла оживить сеть предвыборных комитетов радикалов на местах и подготовила почву для поиска контактов с другими левыми группировками. Если на XVIII и XIX съездах партии (Лион и Марсель, октябрь 1921 и ноябрь 1922 г.) группа Эррио, враждебная сотрудничеству с Национальным блоком, оставалась в меньшинстве, то на XX съезде в Париже 18-20 октября 1923 г. она уже явно пользовалась сочувствием большинства делегатов.