Кантональные выборы в октябре 1928 г



Исход борьбы между двумя тенденциями был решен кантональными выборами в октябре 1928 г., в ходе которых значительная часть радикальных кандидатов практиковала сотрудничество с правыми, причем наибольшую выгоду из него извлекли крайне правые – Республикан-ско-демократический союз (ЮРД). Определенных успехов добились также левые – коммунисты и социалисты (ЮРД получил дополнительно 23 места в генеральных советах, ФКП и СФИО -28, а радикалы – 15). Поляризация политических сил вынудила радикалов к занятию более четкой позиции.

На очередном XXV съезде радикалов в Анжере левое крыло партии воспользовалось включением в проект бюджета на следующий год статей, разрешавших монашеским конгрегациям открывать миссионерские школы, чтобы объявить об угрозе светскому характеру государства и перейти в решительную атаку на формулу «национального единения». В принятых съездом резолюциях указывалось на необходимость ограничения военных расходов, более строгого применения прогрессивного налога, налога на крупные наследства, а также сотрудничества с профсоюзами, признания за всеми трудящимися, включая государственных служащих, права на профобъединение, наконец, отмены клерикальных мероприятий. В заключение в резолюции подчеркивалось: «Ни один радикал-парламентарий не сможет участвовать в правительстве, которое не будет проводить в жизнь эту программу». Между тем Пуанкарэ был непримиримо настроен против большинства ее пунктов.





Дождавшись, когда министры-радикалы уедут в Париж, Кайо (не забывший, как Эррио способствовал в 1926 г. провалу его требований о чрезвычайных полномочиях) добился включения в резолюцию фразы, которая прямо осуждала «национальное единение» и требовала возврата к КартелюЭррио и Сарро вынуждены были подать в отставку, что побудило Пуанкарэ заявить об отставке всего министерства.

b-15

Будучи вновь – в пятый раз – облечен полномочиями для формирования кабинета, Пуанкарэ сделал последнюю попытку сохранить хотя бы фикцию «национального единения», заменив радикалов «республиканскими социалистами», в том числе Пенлеве, но безуспешно. Правительство получило доверие 330 голосами против 139 при 134 воздержавшихся, причем за него голосовали почти исключительно депутаты правых партий, а против – коммунисты, социалисты, 7 радикалов и несколько членов группы «радикальной левой». Основная масса радикалов (107) воздержались. Вскоре они окончательно перешли в оппозицию. Тем самым логически завершился «переворот большинства», который начался еще в июле 1925 г.: победившие на выборах 1924 г. партии левого центра очутились в оппозиции, а правые – участники Национального блока 1919 г. вновь вернулись к власти.